2016 Ядне Н.Н. Зачем ненцу много оленей? Информация к размышлению

Ядне Нина Николаевна – автор книг и фотоальбомов о жизни ненецкого народа. Член Союза российских писателей, член Союза писателей Чувашской Республики. Лауреат литературных премий республик РФ, российского журнала “Северные просторы”. Почётный гражданин Ямало-Ненецкого автономного округа.


В августе 2016 года тревожная весть словно по набату подняла весь Ямал, и не только. Вспышка сибирской язвы! Смотрю газеты, журналы, с болью следила за новостями по Интернету. Не стану повторять хронологию драматических событий, которые героически преодолели, а вместо выговоров и увольнений многие даже получили награды. В миру люди часто трагедию превращают в героизм, фарс – в драму. Дело в другом.

У меня сложилось впечатление, что далеко не все ученые, чиновники, общественники, журналисты имеют реальное представление о традиционном образе жизни моего народа. К сожалению, многие из них уже делают поспешные выводы, за которыми могут последовать катастрофические события – отсутствие будущего, исчезновение ненцев, как нации, народности. Нас ведь немного. В тундре Ямало-Ненецкого округа проживают и ведут кочевой образ жизни более 18 тысяч человек. Может, эта цифра устарела, но это та часть ненецкого народа, которая до двадцать первого века сохранила свою уникальную культуру, традиционный образ жизни, землю, оленей, язык и обычаи. И сегодня каждая семья в тундре озабочена вопросами, связанными с пастбищами, количеством оленей для ведения хозяйства, своим завтрашним днем. По этой причине решила рассказать об элементарном и одновременно самом главном: зачем ненцам нужно много оленей?

Со мной общаются оленеводы из разных районов округа, они делятся своими соображениями в связи с последними событиями. Думаю, не нужны особые, специальные научные экспедиции, чтобы определить необходимое поголовье оленей для одной семьи, нормальной жизни в суровых условиях. Любой ненец из стойбища расскажет, что ему надо иметь в хозяйстве и без чего он не переживет зиму, и как сохранить пастбища. Недавно беседовала с многодетной семьей из тундры Денисом и Еленой.

– Давайте на примере одной семьи из десяти человек (ненецкие семьи, как правило, многодетны) покажем потребности и расходы, – предложили они. И стали считать. – Семья – это хозяин, его жена, у них шесть детей, бабушка и дедушка. Теперь, сколько им нужно оленей – ездовых, хоров-производителей, важенок, нетелей, быков-кастратов, телят.

У такой семьи в зимнее время может быть четыре аргиша. Один аргиш состоит из 8 или более нарт (в нартах ничего лишнего, только самое необходимое): мэта хан (нарта хозяйки, которая ведет весь аргиш) запряжена 5 оленями, потом идет сябу (нарта с половыми досками и утварью), 3-4 вандако (нарта с вещами, одеждой), сундук, нарта, в которой везут постельные принадлежности, нгуту (шесты для чума). В каждую нарту запряжены по 2 оленя. Плюс один олень идет привязанным к нарте, на всякий случай. Итак, уже 20 оленей.

Мужчина (хозяин), дедушка и бабушка тоже ведут аргиши из 8-9 нарт. У них также вещи, нюки, продукты, домашняя утварь, одежда и т.д. Получается уже 60 и больше оленей. Допустим, два ребенка (5-6 лет) тоже ездят на отдельных упряжках из 2 или 3 оленей. Совсем маленькие сидят на нартах у родителей или стариков. В мае приезжают школьники, и каждый из них хочет иметь свою упряжку из 3-4 оленей.

Питаются ненцы в основном мясом оленя. Оленеводы меняют у рыбаков мясо на рыбу. Остальные продукты (самые необходимые – чай, масло, сахар, хлеб, муку, макароны, крупы и пр.) покупают по тем высоким ценам, которые сегодня есть в магазинах. 23-25 оленей за год забивает эта семья на пропитание. Могут приехать родственники, появятся дополнительные расходы – надо снова забить оленя, причем хорошего. На обмен, покупку летней обуви, бензина, электростанции, одежды для детей, гаджетов и т.д. нужно более 60 оленей. На тынзян (аркан) надо будет 2 шкуры, да с крепкой мездрой.

В век техники не обойтись без снегохода, чтобы ездить на дальние расстояния за продуктами, рыбой, собирать оленей, обследовать местность. Кто поскромнее живет, может приобрести снегоход только российского производства, который стоит примерно 270 тысяч рублей (в пересчете на оленей это где-то 35 голов). Импортный снегоход легче в управлении, надежнее, но и стоит больше миллиона рублей. Чтобы приобрести его, понадобится 150-160 оленей. (Один небольшой олень стоит 7-8 тысяч рублей). На летний чум надо брезент. А юфть для снастей? Всё это стоит больших денег.

Что касается воспроизводства оленей. По скромному варианту любой семье необходимо иметь маточное поголовье из 120 важенок. На 16-20 важенок нужен 1 хора, а на 120 важенок более 10-12 хоров, быков-производителей. И полагаем, надо иметь неприкосновенный запас из 50 оленей.

Ещё надо учитывать естественные потери – волки задерут, в гололед погибнут животные, болезни унесут, на переходах могут ноги поломать… Случается, что и браконьеры из приезжих тоже не спят – отстреливают оленей.
Надо отдать дань усопшим, съездить на священное место и принести в жертву одного-двух оленей.
Соблюсти вековые традиции гостеприимства – обязательно подарить оленя дорогому гостю.

На теплую и красивую национальную одежду уходит тоже не малое количество добротных шкур. К тому же лишь в определенное время нужно забить оленей: на малицы и соки (верхняя мужская одежда мехом наружу) для мужчин – в сентябре; в августе – на ягушки для хозяйки и их замужней дочери, которую семья должна одевать всю жизнь, если за нее когда-то взяли определенное количество оленей из семьи жениха. Ребятишки растут, им нужны новые малицы и сооки. Бабушка и дедушка, другие домочадцы тоже не могут жить без теплой одежды в суровых арктических условиях…

В этих подсчетах уместно сослаться на размышления дочери потомственных оленеводов Анны Николаевны Ядне, мастерице по пошиву ягушек, малиц, мужской верхней одежды, нюков и много другого.

– На мужскую малицу, – объясняет она, – необходимо 4 шкуры, на соок – 4, на женскую ягушку (зимнюю двухслойную) – 8 шкур, на детскую малицу, к примеру, подростку, – 3 шкуры, на люльку нужно 2-3 шкуры, постель состоит из 10-12 шкур. А на кисы мужские уходит 12 лап, на женские – 10, детские – 6-10 лап, на сиденье в нарту – каждому по шкуре (взрослых и подростков шесть человек – вот уже и шесть шкур). Обязательно внутри кисов (обувь) надо иметь тобаки (чижи) из теплых мягких шкур. Мужчины работают на открытом пространстве и в любую погоду с оленями, и мы им часто шьем антошки (большие цельнокройные кисы с толстыми чижами). На покрышку для чума – нюк – уходит шкур 25, два нюка – около 50. Соответственно на четыре необходимых нюка уйдет сотня шкур.
На основании таких подсчетов пришла к выводу: прожиточный минимум на семью из 10 человек составит более 550 оленей. А чтобы жить более менее сносно, не просто сводить концы с концами, такой семье надо иметь 600 оленей. И здесь не до богатства. Подчеркиваю: это прожиточный минимум.

Теперь о пастбищах. Эту тему можно развить до объемной докторской диссертации. Скажу коротко.
Я писала во всех своих книгах и всегда говорила: не будет земли – не будет оленя, не будет оленя – не будет ненца! Спокон веков известно, что оленеводы бережно относились к природе, не давали животным вытаптывать богатые ягелем места, знали, что они понадобятся в будущем. Свои маршруты касланий старались и стараются менять. И в этом отношении земля негласно поделена.

Власти в очередной раз хотят сократить пастбища. В Интернете заметила: кто-то вопросы сокращения пастбищ и уменьшения поголовья оленей называют бытовой проблемой. Не могу с этим согласиться, это от лукавого. Если опустили эту проблему до бытовой, то почему так много шума, всевозможных рекомендаций ученых по заданию правительства ЯНАО, сборов общественников, экспертов, симпозиум, привлечение иностранцев, у которых свои понятия о жизни коренного населения. Позвольте оленеводам самим решать, как им жить, коль не создали почти никаких удобств для нормального существования в экстремальных условиях.

Пастбища в первую очередь выводятся из оборота потому, что нефтяникам, газовикам, буровикам, строителям нужны земли для развития энергетической отрасли. Добыча нефти и газа приносят огромные прибыли. Крупные промышленники – хозяева жизни, они живут в самых лучших условиях, имея все блага жизни не только в России, но и заграницей. Власть и промышленники умеют договариваться (хотя как бы согласовывают свои решения с общественными организациями коренных малочисленных народов Севера ЯНАО). От несметных богатств недр на исторической родине ненцам достаются крохи: мелкие подачки в качестве призов победившим в соревнованиях в дни Оленевода в виде снегоходов, электрогенераторов, лодок. Основное тундровое население копит оленей, чтобы потом купить технику. По существу у ненца, кроме оленя, чума, нарты и малицы ничего нет.

Ещё некоторые ученые предлагают перераспределить «дающих жизнь» по округу. К слову, о «дающих жизнь». Так переводится с ненецкого илебць, но это дикий олень. На Ямале главное большое стадо – домашние животные, и такой олень на ненецком будет «ты». Ты – означает олень. Вроде просто, в СМИ же намеренно культивируется не верный перевод. Но оставим эту тему. Пока. Вернемся к великому переселению. Оленеводов со стадами из Ямальского и Тазовского районов переселить в южные (Надымский и Красноселькупский). Вопрос: как и каким образом власти собираются это делать? Кто из оленеводов согласится покинуть родные места, свою малую родину, и переехать? И как в короткое время сделать оленей лесными животными? На это нужны годы работы. Можно, конечно, ещё говорить о повышении закупочных цен на мясо оленей. Однако частные, превентивные меры не решат, скажем, проблемы трудозанятости коренного населения.

Многие ненцы из тундры желали бы иметь работу, но её нет. Риторическим остается вопрос о жилье. За примером далеко ходить не буду.

Мой отец всю жизнь проработал оленеводом в колхозе и совхозе, и умер, так и не получив жилья… Мой брат – оленевод Нурчу Николаевич Ядне – целых 30 лет был в списках в очереди на жильё в поселке Антипаюта под номером 33. Умер нынче летом, не имея никаких условий в тундре, чтобы как-то справляться с тяжелой болезнью. К тому же он был инвалидом производства. Его дети имеют свои семьи, ведут традиционный образ жизни. Они безусловно хотели бы иметь жильё в поселке, работу, дать свои детям образование. Одна утешение у меня: у него осталось семь прекрасных детей, которые заботились о нем до последнего часа, и 27 внуков. И это граждане России, у которых нет будущего, поскольку у их родителей нет возможности построить для  них жилье, дать образование. Замкнутый круг!

Круг всё сужается… С одной стороны наступают промышленники, с другой намереваются сократить пастбища и поголовье оленей. Заря советской власти, видимо, никогда не погаснет. Много десятилетий оленеводов заставляли безвозмездно сдавать оленей, не заботясь о выживании людей в невероятно тяжелых арктических условиях. Одному Богу известно, как, вопреки политики властей, народ сумел сохранить уникальную культуру и традиции.

Хочу спросить руководителей округа: Как вы собираетесь сказать ненцу-оленеводу, чтобы он сдал оленей?! Или законодатели придумают новые законы? Тогда не плохо бы попросить господ Д.Н. Кобылкина, А.Б.Миллера обнародовать свои вклады на счетах в банках и попросить поделиться состоянием, оставив себе малую часть, остальное – сдать государству или ещё кому-то. Ведь по сути вы намереваетесь именно так поступить с оленеводами.

Устала убеждать в том, что олень – наша жизнь, пища, транспорт, одежда, обменный фонд, гордость, смысл нашего существования. Оленеводство – не просто отрасль хозяйства, а наш образ жизни, без него мы, ненцы, погибнем, исчезнем как народ.

Нина Ядне,
дочь потомственного оленевода,
ямальский писатель, Почетный гражданин ЯНАО.
г. Надым

Оригинал публикации на сайте proza.ru:


Ядне Н.Н., Ядне-Н.Н., ЯНАО, Ямал, оленеводство, оленеемкость пастбищ, перевыпас, сибирская язва, мор, падеж оленей, эпидемия, Ненцы

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.