2011.10 Михайлов А.А., Бережков Д.В. К вопросу о развитии альтернативной энергетики в общинах коренных народов Российской Арктики

Выступление на заседании рабочей группы Министерства природных ресурсов Российской Федерации по вопросам развития альтернативной энергетики в Арктической зоне Российской Федерации. 7 Октября 2011 г. 


Арктическая зона Российской Федерации имеет площадь около 9 млн. км2, здесь проживает более 2,5 млн. человек, что составляет менее 2% населения страны и около 40% населения всей Арктики, в том числе, более 150 тыс. представителей 17 коренных малочисленных народов.

Субъекты Российской Федерации, входящие в состав Арктической зоны России, различаются по уровню освоенности, урбанизированности и своему промышленному потенциалу. При этом, несмотря на то, что население региона составляет крайне незначительный процент от общего населения страны, в АЗРФ создается около 15% ВВП страны, обеспечивается больше четверти экспорта России. В основном за счет добычи полезных ископаемых, в первую очередь газа, нефти, никеля, меди, алмазов и т.д.

Несмотря на формирование в советское время крупных промышленных центров в российской Арктике в Мурманской области, на Таймыре, Арктика по-прежнему, остается по большей части территорией небольших сельских поселений, которые разбросаны по всей территории от Кольского полуострова на западе до Чукотского на востоке.

По разным оценкам среди населения российской Арктике, доля горожан составляет около 80%. У коренного населения (то есть у аборигенов Севера) Арктической зоны России наблюдается обратная тенденция – по оценкам Института антропологии и этнографии РАН доля городского населения составляет менее 20%, т.е. более 80% представителей коренных народов проживают в сельской местности.

Почти все территории российской Арктики представляют собой изолированные энергоузлы, не связанные с общей энергосистемой страны. Практически все поселки российского Севера, за редким исключением оборудованы различными видами дизельных элетростанций и угольных котельных для выработки электроэнергии и тепла. По разным оценкам, в регионах Севера, Сибири и Дальнего Востока, там, куда осуществляется северный завоз – то есть там, где проживают коренные малочисленные народы Севера – находится около 12 тыс. стационарных дизель электростанций.

Несмотря на то, что основные виды сырья российского экспортного потенциала – нефть, газ – добываются на Севере, топливо для дизельных станций в северные поселки в основном завозится с юга, в рамках северного завоза.  Подсоединять маленькие поселки к линиям электропередач, либо к газопроводам экономически невыгодно.

Северный завоз осуществляется в основном водным транспортом, т.к. он является самым дешевым, но и в этом случае цена доставки может доходить до 80 % от стоимости самого топлива. А иногда и намного превышать его. При этом топливно-энергетические ресурсы составляют более 50 % в рамках северного завоза в целом по стране. Отдельно следует упомянуть, что для того, чтобы доставить топливо на Север также используется топливо для судов, машин и т.д.

Решение проблем автономной энергетики, связанных с обеспечением удалённых и энергодефицитных районов, требует постоянной поддержки государства и значительных затрат. Так, только на Ямал за навигацию в среднем ежегодно завозится около 130 тыс. т. нефтепродуктов, 17 тыс. т. каменного угля, и 10 тыс. куб. м. топливных дров.  Сезонная ограниченность периодов завоза, создание больших запасов топлива приводят к высоким потерям – до 25%.

При этом необходимо отметить, что существующие дизельные электростанции (ДЭС) находятся, часто, в неудовлетворительном состоянии. На многих электростанциях износ оборудования достиг 80-90%.

Следует также отметить, что в энергетическом балансе северных территорий свыше 70% энерго мощностей в северных поселках приходится на экологически «грязные», органические виды топлива – уголь, мазут, солярку. Фактическая же стоимость электроэнергии, вырабатываемой на «золотом» топливе превышает таковую в Европейской части России в 10 и более раз.

Таким образом, проблема работы дизель электростанций в российской Арктике является проблемой не только экологической и проблемой, которая влияет на изменение климата, но и проблемой экономической, которая сдерживает развитие экономики. В том числе экономики коренных малочисленных народов.

Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, проживающие в Арктике сохранили традиционный образ жизни и продолжают сегодня осуществлять традиционные виды хозяйственной деятельности: рыболовство, оленеводство, охотничий, морзверобойный промысел и т.д., которые являются основой традиционной экономики.

Стоимость одного киловатт часа энергии на Таймыре составляет 30 рублей, т.е. примерно 1 доллар США.  Для потребительских нужд, для населения она стоит один рубль 27 копеек. То есть государство при низких доходах населения вынуждено оплачивать практически всю себестоимость электроэнергии. В Москве для бизнес-потребителей один киловатт стоит примерно три с половиной рубля. Значит там, на Таймыре и в других регионах Крайнего Севера говорить о развитии предпринимательства не приходиться.

Еще одной важнейшей проблемой, конечно, являются вопросы изменения климата, сохранения традиционного образа жизни коренных малочисленных народов и сохранение здоровья северных аборигенов. Разные эксперты уже не раз высказывались о негативном влиянии выбросов черного углерода на изменение климата в Арктике, на состояние здоровья жителей этого региона планеты в целом, и коренных народов, в частности.

Необходимо отметить, что если для всего населения Арктического региона изменение климата создает массу проблем, то для коренных народов Севера эти проблемы на несколько порядков более значимые. Ведь при самых неблагоприятных последствиях изменения климата коренные малочисленные народы могут потерять всё: территорию проживания, традиционные виды хозяйственной деятельности, культуру, а значит, в перспективе, совсем исчезнуть, раствориться в других народах.  Последствия для здоровья аборигенов от всех видов загрязнения в Арктике, в том числе и от черного углерода, уже сегодня значительные. И ученыё социологи, медики давно отмечают это и бьют тревогу. Рост заболеваний органов дыхания, сердечно-сосудистых заболеваний и смертности от них наблюдается во многих регионах Севера. Да и в целом продолжительность жизни у коренного населения Севера на много лет ниже общероссийских показателей.  Отрицательно сказывается на течении заболеваний у представителей коренных народов оторванность мест их проживания от центров медицинского обслуживания, дороговизна, а часто и отсутствие транспортного сообщения для оказания своевременной и полноценной медицинской помощи.

Таким образом, проблематика которая ставится в рамках проекта по короткоживущим загрязнителям – является крайне актуальной для российского Севера и для коренных малочисленных народов. Замена действующих энергоустановок на более экологичные, особенно, действующие от возобновляемых природных ресурсов (ветра, воды, биотоплива) для российского Севера крайне актуальна.

Следует, сказать, что, несмотря на высокую стоимость таких современных установок, в формуле цены на топливо, которая существует сегодня, лежит экономика. То есть в долгосрочной перспективе такие установки, например, ветроэнергетика, могут быть экономически оправданными. В настоящее время такой проект ветроустановки, как мы знаем, успешно действует в алеутской общине – с. Никольское на Командорских островах.

Ассоциация коренных малочисленных народов Севера. Сибири и Дальнего Востока, как общероссийская общественная организация в более чем 20 лет работает в целях сохранения традиционного образа жизни, традиционного природопользования и устойчивого социально-экономического развития аборигенов Севера. Поэтому мы заинтересованы в участии решения насущной проблемы снижения последствий воздействия черного углерода на условия жизни коренных народов Арктического региона.

В 2006 г. в Салехарде во время Министерской конференции стран Арктического Совета была принята Декларация, в которой Министры записали, что «Государства приветствуют инициативу партнерства между рабочей группой Арктического Совета АКАП и Постоянными Участниками Арктического Совета с целью идентификации и удаления местных источников загрязнения и улучшения состояния окружающей среды в местах проживания коренных народов».

В сентябре прошлого года Совет старших должностных лиц Арктического Совета одобрил создание нового управляющего Комитета в рамках рабочей группы АКАП – который был назван Программой действий коренных народов по вопросам загрязнений (IPCAP).

Основной целью программы является участие коренных народов в проектах по уменьшению загрязнений в Арктике на территориях их проживания и традиционной хозяйственной деятельности, в том числе в деятельность других экологических проектов, которые осуществляет АКАП и Арктический Совет в целом.

Поэтому мы приветствуем инициативу, поддержанную Арктическим Советом по уменьшению загрязнений в Арктике, считаем, что она будет иметь непосредственное прямое положительное влияние на устойчивое развитие коренных малочисленных народов, как через ослабление влияния на изменения климата, так и прямой экономический эффект из-за модернизации энергосистем в северных поселках.


IPCAP, Арктика, Арктический Совет, ACAP, загрязнения, черный углерод, black carbon, альтернативная энергетика, зеленая, ветроэнергетика, Бережков-Д.В., Бережков Д.В., Михайлов А.А.

2 thoughts on “2011.10 Михайлов А.А., Бережков Д.В. К вопросу о развитии альтернативной энергетики в общинах коренных народов Российской Арктики

  1. ИНК отказалась от месторождения в Иркутской области с запасами 33 млрд куб. м газа

    Иркутск. 19 января. ИНТЕРФАКС – Роснедра с 15 января 2018 года прекратили действие одной из лицензий “Иркутской нефтяной компании” (ИНК) на разработку месторождения углеводородов в Иркутской области, следует из информации в аналитической системе “СПАРК-Интерфакс”.

    Как уточнили “Интерфаксу” в пресс-службе ИНК, речь идет об Ангаро-Илимском месторождении – от его разработки компания отказалась добровольно, направив в Роснедра соответствующее заявление.

    “Месторождение значительно удалено от остальных лицензионных объектов ИНК. Дальнейшее право пользования недрами месторождения нецелесообразно и не соответствует стратегии компании по наращиванию ресурсной базы, в том числе, за счет освоения близлежащих к лицензионным объектам компании территорий”, – сказал собеседник агентства.

    Согласно информации на сайте ИНК, компания с 2003 года вела геологоразведочные работы на Ангаро-Илимском лицензионном участке, где в 2009 году открыла одноименное газовое месторождение с запасами 33 млрд кубометров (по категориям С1+С2).

    В Центрсибнедрах “Интерфаксу” уточнили, что вопрос об организации новых торгов по продаже лицензии на это месторождение, возможно, будет рассмотрен в 2018 году.

    Ангаро-Илимское месторождение находится в Братском и Усть-Удинском районах Иркутской области, в 15 км от Братского газового месторождения (недропользователь – “Братскэкогаз”, который контролируется “Роснефтью” (MOEX: ROSN)). Братское месторождение считается базовым для газификации города Братска, где находятся активы “РусАла” (MOEX: RUALR) и группы “Илим” (MOEX: ILIM).

    ООО “Иркутская нефтяная компания” образовано в ноябре 2000 года, объединяет группу компаний, занимающихся геологическим изучением, разведкой и добычей углеводородного сырья на 36 лицензионных участках в Восточной Сибири. Основной добывающий актив ИНК – Ярактинское месторождение в Иркутской области.

    http://www.interfax-russia.ru/Siberia/special.asp?sec=1737&id=902147

    Like

  2. Комментарий:

    Факт отказа от месторождения, расположенного рядом с потребителем (городом Братском), с возможностью получать СПГ и доставлять по железной дороге демонстрирует яркий пример политики как российского сырьевого бизнеса, так и государства.

    Иркутская нефтяная компания не хочет снабжать газом редкие населенные пункты Сибири, вкладываться в прокладку газовых труб до каждого дома, ей интереснее продавать газ оптом, особенно на экспорт. А мелким компаниям вход на рынок строительства газораспределительных сетей и торговлю газа фактически закрыт (формально разрешен, но крупный бизнес имеет множество способов ущемить малый, используя связи с госаппаратом).

    Газификация Братска буксует.

    Разработка Братского месторождения газа после многих лет препирательства между компаниями привела к тому, что электрическую котельную (запитанную от ГЭС) на правом берегу Ангары переоборудовали в газовую. Электроэнергии Братской ГЭС едва хватает для производства алюминия. Зато РУСАЛ рассказывает, что его алюминий самый безуглеродный.

    В Братске расположены ТЭЦ-6 и ТЭЦ-7 Иркутскэнерго, использующие уголь и отходы деревообработки. Они выбрасывают 13% загрязняющих веществ в городе. Сотрудник ТЭЦ прямо сказал, что по переводу ТЭЦ на газ надо обращаться к главному акционеру (Дерипаске). Видимо, Дерипаске газ невыгоден, а на выбросы наплевать.

    Иркутскэнерго имеет собственные угольные разрезы, на которых работает 5,5 тыс человек. Это самый неприбыльный вид бизнеса компании (рентабельность около 5% против 15-20% при производстве электроэнергии и тепла).

    И вот неприбыльную (а с учетом экологического следа, ущерба здоровью, перекрестного субсидирования железнодорожных перевозок, явных и скрытых дотаций прямо убыточную) сферу угледобычи поддерживают под лозунгом сохранения рабочих мест.

    А почему надо сохранять малоприбыльные рабочие места? Потому что бизнес мало создает высококвалифицированных и высокоприбыльных рабочих мест. И государство с модернизацией экономики, с задачей управления структурной перестройки промышленности не справляется.

    ИШ

    Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.