2017.10 Терехина А., Волковицкий А. К вопросу о необходимости сокращения стада домашних оленей на Ямале

Недавно в уральских СМИ появились интервью и материалы, посвященные пресс-конференции известного биолога Владимира Дмитриевича Богданова, директора Института экологии растений и животных УрО РАН, профессора, члена-корреспондента РАН. Увидев весьма резкие заголовки статей, вызванные словами ученого, мы решили, что без комментария оставить это нельзя.

В. Д. Богданов – ученый действительно известный: https://ipae.uran.ru/Bogdanov_VD

На Ямале постоянно работают и он сам, и сотрудники института, который он возглавляет; их оценки напрямую влияют на управленческие решения в разных сферах жизни округа. Именно поэтому мы хотим обрисовать свою позицию в связи с некоторыми категоричными оценками, высказанными В. Д. Богдановым.

В 2016 г. в ЯНАО произошла вспышка сибирской язвы (на ходе событий мы останавливаться не будем – желающие могут сами поискать новости в СМИ и детально ознакомиться с данными, которые мы приведем ниже). Если резюмировать мнение В. Д. Богданова, то сводится оно к следующему:

  1. Вспышка сибирской язвы в 2016 г. произошла только из-за перевыпаса, который вызван стадами частников, составляющих подавляющее большинство оленеводов тундровых районов ЯНАО (Ямальского, Приуральского и Тазовского).
  2. Перевыпас ведет к уничтожению растительного покрова тундры – олени не столько съедают ягель и зеленые корма, но попросту выбивают пастбища копытами. Таким образом, споры 70-летней давности (последняя вспышка язвы на Ямале) оказались на поверхности; если бы не был поврежден растительный покров, никакой язвы не было бы.
  3. Главная причина перевыпаса у частников – так называемое «пантовое оленеводство». В структуре доходов тундровых семей средства, полученные от продажи пантов существенно преобладают над выручкой от сдачи мяса на забойные пункты. Если раньше семья держала 300–500 оленей, то сейчас аналогичный коллектив выпасает в 10 раз больше – 3–5 тыс. голов.
  4. Для сохранения оленеводства на Ямале необходимо снижать количество оленей не менее чем в три раза. В новой редакции закона «Об оленеводстве», принятом в конце мая этого года ямальскими парламентариями, говорится об ограничении оленьего стада, основываясь на расчетах оптимальных пастбищных нагрузок. Безусловно, оленеводам такая перспектива не нравится, но если этого не делать, то природа сама отрегулирует поголовье оленей в ближайшее десятилетие.

Есть и иные оценки вспышки сибирской язвы. Например, вот мнение главы службы ветеринарии ЯНАО А. А. Листишенко: http://yamal-region.tv/videos/43/29927/

Или интервью В. В. Селиверстова, специалиста Департамента ветеринарии Минсельхоза России: http://yamal-region.tv/videos/43/24759/

Для самых дотошных – вот ссылка на фундаментальный отчет авторского коллектива, посвященный язве 2016 года и ее ликвидации: http://www.издательство-типография.рф/2184%20%D0%9E%D0%9F%D…

Что же говорят другие специалисты? 

1. Главная названная ими причина язвы 2016 г. (по сути, единственная) – прекращение вакцинации ямальских стад (предприятий и частных) с 2007 г. Начиная с кон. XIX в. эпизоотии, уносившие сотни тысяч оленей, случались постоянно: приблизительные оценки фиксируют эти потери в 1890-е – 1941 г. на уровне более миллиона голов. Парадоксально, в это время не приходится говорить о каком-то перевыпасе в тундре – тогда животных было в разы меньше, следовательно пастбища находились в значительно лучшем состоянии. Кампании по массовой вакцинации совхозного поголовья в СССР привели к созданию в ямальских стадах значительной иммунной прослойки (до 80%), устойчивой к возбудителям антракса. Уже в конце ХХ столетия считалось, что язва, если говорить языком дилетантов, «побеждена», и не приходится ожидать новых вспышек.

Расчеты к сожалению оказались ошибочными, и в последние два года на Ямале проводится тотальная вакцинация частных и «совхозных» стад; в перспективе запланировано точное картирование моровых полей и скотомогильников прошлых эпизоотий. При исполнении этих мер, как уверяют ветеринары, вероятность новых вспышек сибирской язвы маловероятна.

2. Механизм заражения животных в 2016 г. имеет гораздо более сложный характер, нежели предлагает В. Д. Богданов. Олени столкнулись с возбудителями не на выбитых и высушенных всхолмлениях, а на относительно влажных низинах с зелеными кормами. Если принимать объяснения В. В. Селиверстова, эпизоотию 2016 г. в значительной степени катализировали такие факторы, как режим ветра и кровососущие насекомые, им переносимые.

3. Все помнят стихотворение «Дом, который построил Джек». Цепочка, смоделированная В. Д. Богдановым на самом деле в чем-то похожа: язва ← перевыпас ← панты. Некоторым исследователям концепция «пантового оленеводства» нравится настолько же, насколько нам она представляется абсурдной. Мы об этом писали в данной группе и не хотим повторяться. Уже в том тексте мы подчеркивали абсолютно кабинетный характер этой концепции, а за наши 4 месяца пребывания в этом году в разных тундрах Ямала, лишний раз убедились в том, что абсолютизировать ее просто некорректно. Можем допустить, что в отдельных районах, где оленеводам сложно или невыгодно сдавать мясо на забойные пункты, в их семейных бюджетах торговля пантами занимает важное место. Но для Ямальского района, где наблюдалась вспышка сибирской язвы в 2016 г., этот «тренд» абсолютно неактуален. Добавим, в примерах и графиках адептов «пантового оленеводства» часто показаны структуры доходов тундровиков в 2014 и в 2016 г. Подчеркивается, что в 2016 г. доходы от пантов существенно выросли. Предлагаем, другое объяснение, очевидное для всех граждан России: в кон. 2014 г. начался рост курса доллара, на который завязаны цены на приемку пантов. Уже в 2015 г. мы в тундре наблюдали искреннюю радость оленеводов, которые узнали, что теперь они получат за 1 кг по сути в 2 раза больше.

Панты ямальские оленеводы не пилят у всех животных мужского пола, а лишь с ограниченной части стада (как правило с некастрированных хоров и старых ездовых быков). Кстати, это легко можно доказать, даже не выезжая в тундру. Если существует «пантовое оленеводство», то на многочисленных фото и видео домашних оленей (сейчас в сети их много), в каждом стаде, снятом в конце лета или осенью, более половины животных должны быть безрогими. Попробуйте, кто хочет, найдите такие фотосессии.

4. Новая редакция регионального закона «Об оленеводстве», на который ссылается В. Д. Богданов, конкретно – статья 10, не говорит об «ограничении оленьего стада, основываясь на расчетах оптимальных пастбищных нагрузок»:
http://docs.cntd.ru/document/428583521 В действительности закон лишь декларирует необходимость регуляции, но как ее проводить, что она должна собой представлять, никто не уточняет, за исключением биологов, которые прямо говорят о сокращении стад в разы, апеллируя к оленеемкости пастбищ.

Зная их аргументацию и работая, да что там – живя в среде тундровых кочевников, мы наблюдали принципиальный разрыв между сугубо научными расчетами и реальной практикой. Взгляд ученых, основанный на точечных замерах фитомассы на той или иной площади и индивидуальные тактики выпаса конкретными пастухами, уверены, не всегда совпадут. Мы неоднократно были свидетелями лавирования между небольшими по площади ягельниками в тундре, которые оленеводы считали достаточными для пребывания личного стада – учесть такие возможности в глобализированных расчетах попросту невозможно. Владельцы крупных личных стад объясняли, что при постоянных перекочевках олени могут пастись и на сравнительно вытравленных пастбищах. Нам известны случаи, когда в рамках своих установленных коридоров пастухи от сезона к сезону варьируют сроки и интенсивность использования пастбищ, создавая тем самым необходимый пастбищный оборот. Все эти частные случаи учеными не могут быть приняты во внимание.

Хорошо известно, что перевыпас (т. е. превышение численности стад над научно обоснованной оленеемкостью) начался в тундровых районах ЯНАО отнюдь не в 1990-е гг. и связан он был, конечно, не с пантовым рынком. Рост стад связан не только с ослаблением государственного контроля над поголовьем частных стад в 1980-е гг., а с ростом численности тундрового населения, которое в таких условиях может существовать только оленеводством. За 100 лет количество ненцев в тундре увеличилось более чем в 2 раза – естественно больше стало и оленей (не знаем, где В. Д. Богданов наблюдал много частных стад по 3–5 тыс. голов – на весь округ их можно сосчитать по пальцам). В ямальской (да и в тазовской) тундре действительно наблюдается перевыпас, и в создавшейся ситуации единственным выходом представляется не сиюминутное сокращение поголовья, а изменение социальной политики, сутью которой должно стать сокращение кочующего населения (само собой ненасильственное). Повышение уровня образования, создание рабочих мест, строительство жилья – эти и другие факторы могут в перспективе вызвать отток тундровиков из оленеводства, что и должно оставить в тундре лишь крепких хозяев и меньшее число оленей. Любое сокращение «сверху» приведет лишь к тому, что оленей начнут скрывать (это делают и сейчас) и проблема не будет решена (скорее, возникнут новые). Впрочем, это лишь только наше мнение.

В заключение, хотим подчеркнуть следующий аспект. Проблема регулирования современной тундровой пищевой пирамиды не может рассматриваться исключительно с биологической точки зрения. Оленеводство – это, действительно, и отрасль сельского хозяйства, и образ жизни большого числа людей, очень ревниво относящихся к любым вторжениям в эту сферу. Наш текст – это не попытка критики В. Д. Богданова, просто хотелось показать, что в науке есть и иные, не вчера озвученные взгляды, а выводы, что называется, каждый может делать сам.

Оригинал публикации на странице Этнографической экспедиции “Настоящие люди” в Фейсбук:

2017.10 Оленеводы губят тундру (пресс-конференция директора Института экологии растений и животных УрО РАН Владимир Богданова):


Оленеводство, рыболовство, Ямал, ЯНАО, округ, Сургутнефтегаз, Институт экологии растений и животных УрО РАН, перепроизводство, поголовье оленей, Сибирская язва, сибирская, Настоящие люди, этнографическая экспедиция, Терехина А., изменение климата 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s