2017.10 Оленеводы губят тундру (пресс-конференция директора Института экологии растений и животных УрО РАН Владимир Богданова)

Облгазета.ru

Оленеводы губят тундру


Коренные народы Севера уже не живут в единении с природой, а становятся разрушителями экосистемы. Фото: Пресс-служба ЦВО
Коренные народы Севера уже не живут в единении с природой, а становятся разрушителями экосистемы. Фото: Пресс-служба ЦВО

С 18 по 20 октября в Екатеринбурге проходит Уральский научный форум, где будут обсуждаться многие вопросы, в том числе связанные с дальнейшим освоением Арктики. Учёные Уральского отделения Российской академии наук расскажут о результатах своих исследований и о проблемах, на которые следует обратить внимание.

Как ни парадоксально, сейчас одна из основных экологических проблем полу-острова Ямал, где работают уральские учёные, связана с деятельностью не предприятий по добыче нефти и газа, а оленеводов. Об этом рассказал журналистам член-корреспондент РАН, директор Института экологии растений и животных УрО РАН Владимир БОГДАНОВ.

— Ресурсы для оленеводства стремительно сокращаются, — заявил он. — Дело в том, что пастбища полуострова Ямал способны выдержать максимум 50 тысяч оленей, а сейчас там порядка 300 тысяч голов. Перевыпас колоссальный.

По словам учёного, за последние годы площадь лишайниковой тундры на Ямале сократилась в десять раз, а шесть процентов территории полуострова, где раньше рос ягель, превратилось в песчаную пустыню.

— Каждый год много оленей погибает от бескормицы. По той же причине в прошлом году произошла вспышка сибирской язвы. Лето выдалось экстремально жарким, мерзлота подтаяла больше обычного, и всякие жуки-пауки стали вытаскивать на поверхность споры язвы, погребённые 70 лет назад (тогда на Ямале была последняя вспышка язвы). Поскольку растительность бедная, олени захватывают её вместе с почвой, отсюда и вспышка, при богатом травяном покрове её бы не случилось. Сибирская язва — это экологический механизм сдерживания поголовья животных. И если сейчас поголовье не сократить, то в перспективе ямальские оленеводы останутся без оленей, — подчеркнул Владимир Богданов.

Он отметил, что раньше туша оленя весила в среднем 50 килограммов, а сейчас — 33 килограмма. Из-за того что животные плохо набирают массу, им трудно пережить холод и гололёд. У олених уже не бывает по два оленёнка — только по одному. Но что же заставляет коренные народы, которые всегда жили в единении с природой и понимали её, увеличивать поголовье? В последние годы олени из средства существования превратились в средство наживы: на чёрном рынке очень высок спрос на панты.

— Приезжают китайцы, покупают панты, но сколько и по какой цене — данных нет. Известно лишь, что Ямал — основной поставщик пантов на Сингапурскую товарную биржу, и если верить Интернету, только за прошлый год брокеры заработали на этом товаре 18 миллионов долларов, — рассказал учёный.

По его мнению, оленеводы сами должны осознать проблему и сократить поголовье животных. К сожалению, коренные народы Севера воспринимают призывы к этому как ущемление своих прав. Исследователи УрО РАН полагают: если сегодня убрать всех оленей с Ямала, пастбища восстановятся не раньше, чем через 30 лет. Ягель растёт по одному миллиметру в год.

Вторая экологическая проблема северных территорий связана с другой исконной деятельностью народов Севера — рыболовством. В реках практически не осталось ценной рыбы.

— Когда у ханта спрашивают, есть ли рыба, он отвечает: «Щука есть, а рыбы нет». Рыба для него — это осётр, муксун, чир и другие ценные виды. Но в северных реках кроме щуки в большом количестве есть налим, лещ, карась, окунь и многие другие виды. И эта рыба абсолютно здоровая. Это говорит о том, что исчезновение ценных видов объясняется не загрязнением северных рек, а перепромыслом, — заявил Владимир Богданов.

По его словам, для искусственного воспроизводства нужны производители, но специалисты уже не могут поймать пару — самку и самца осетра, чтобы получить икру, подрастить молодь и выпустить её в реки. При успешных действиях по воспроизводству и запрете на вылов для восстановление муксуна в Оби потребуется лет 30, для восстановления осетра — лет 50.

  • Опубликовано в №194 от 18.10.2017 под заголовком «Тундру губят… оленеводы»

Оригинал публикации на сайте oblgazeta.ru:


Правда УрФО

ЯМАЛУ ГРОЗИТ МОР. ГУБЕРНАТОРУ ЯНАО ПРИДЕТСЯ ЭВАКУИРОВАТЬ ТУНДРУ

 ufirms.ru

Ученые прогнозируют сокращение оленеводства в регионе

Ямало-Ненецкий автономный округ стремительно теряет ресурсы для оленеводства. К таким выводам пришли научные сотрудники Уральского отделения Российской академии наук, исследовав состояние животного мира на территории арктического региона. Стремление заработать на продаже дорогостоящих пантов заставляет представителей коренных малочисленных народов севера многократно увеличивать оленье стадо, которое при сохранении тех же территорий выпаса практически под корень уничтожает на них растительный покров. Уже сегодня покрытые песком мертвые площади по своей территории превосходят земли, отданные компаниям ТЭК под разработку нефтегазовых месторождений. Животные гибнут от голода. Средний вес взрослого оленя упал до 33 килограммов, важенки уже не могут давать приплод по два олененка. О последствиях уничтожения тундры и оленеводства арктического региона в интервью «Правде УрФО» рассказал директор института экологии растений и животных УрО РАН Владимир Богданов.

«Правда УрФО»: Владимир Дмитриевич, по данным экспертного сообщества, в скором времени на территории Ямало-Ненецкого автономного округа может произойти экологическая и социальная катастрофа. Действующее поголовье оленей в разы превышает объемы, которые может «прокормить» тундра. Действительно ли проблема стоит так остро?

Владимир Богданов: На Ямале происходят парадоксальные вещи. В крупнейшем газо- и нефтедобывающем регионе – самое большое в мире оленье стадо, около 800 тысяч голов! Причем его гигантский, почти двукратный рост произошел именно во время агрессивного освоения месторождений. Удивительно, но чем больше техногенная нагрузка со стороны ТЭК при обустройстве и эксплуатации месторождений, тем больше оленей на Ямале. Пастбища могут выдержать только определенное количество животных, есть специальное понятие – оленеемкость. Если пятьдесят лет назад она составляла цифру десять оленей на гектар в сутки, то сегодня всего лишь два – снижение в пять раз. Переизбыток оленей сказался на растительном покрове, есть участки, где его практически нет. Из-за уничтожения лишайникового покрова на полуострове Ямал уже практически нет нормальных зимних пастбищ, меньше зеленых, кустарниковых оленьих кормов.

Фото: b-port.com

«Правда УрФО»: Прошлогодняя вспышка сибирской язвы не стабилизировала ситуацию с поголовьем? Что стало поводом для распространения этой болезни?

Владимир Богданов: Вспышка сибирской язвы произошла только из-за перевыпаса. Сейчас ямальская тундра местами – песчаная пустыня, опустынено уже 6% территории. Это больше, чем земли, которые отчуждаются под разработку нефтяных и газовых месторождений. Возвышенности тундры, которые раньше были покрыты ягелем, сейчас усеяны песком. В прошлом году было экстремально жаркое лето, в такую погоду олени просто вытаптывают весь растительный покров. Мерзлота подтаяла больше обычного, из-за этого в результате эрозии и деятельности почвенной мезофауны погребенные 70 лет назад споры язвы (последняя вспышка язвы на Ямале) оказались на поверхности. Олени просто съели их, так как вынуждены захватывать остатки растительности вместе с почвой. Если бы не был поврежден растительный покров, никакой язвы не было бы.

«Правда УрФО»: Как вы считаете, почему так стремительно растет количество оленей в регионе?

Владимир Богданов: Выпас оленей на Ямале ведется с древних времен, и при низких пастбищных нагрузках тундровая растительность успевала восстанавливаться. Под низкой пастбищной нагрузкой наука подразумевает использование за один сезон не более 50-60% запаса зеленых кормов и не более 5% – лишайниковых, включая стоптанные при движении оленей растения. При этом для оздоровления и восстановления растительного покрова требуется перерыв в выпасе не менее 3 лет. Такие щадящие нагрузки можно создать при условии, что на одного оленя приходится не менее 100 гектаров пастбищ. Оленеводы из поколения в поколение передавали навыки бережного отношения к кормовым угодьям и не испытывали сегодняшних проблем. Олени и ненцы были одним целым. Семье хватало 300-500 оленей, чтобы обеспечивать кочевое существование.

В настоящее время, за вычетом площадей нарушенных угодий, территория выпаса на одного оленя составляет около 26 гектаров. Но сейчас на ту же семью из пяти человек приходится 3-5 тыс. оленей. Ненцы сейчас уже не живут в единении с природой. Оленеводы уничтожают экосистему Ямала, без которой жить не могут. Теперь оленеводство – коммерческий проект главным образом из-за пантов. Основным поставщиком пантов на Гонконскую биржу является Ямал. Это дорогой товар, который ненцы продают на черный рынок. Если верить интернету, за один прошлый год только брокеры заработали на них 18 миллионов долларов. Сейчас власти пытаются переломить ситуацию, взять этот рынок под контроль округа.

«Правда УрФО»: Каких последствий стоит ждать от сложившейся на Ямале ситуации с выпасом оленей?

Владимир Богданов: Мы уже лет десять бьем тревогу! Руководству региона просто придется эвакуировать часть ненцев из тундры. Я не могу сказать точно, когда это произойдет, через десять или двадцать лет, но это однозначно произойдет. В прошлом году средняя туша оленя весила 33 кг. Последние годы этот показатель был на уровне не менее 45 кг. Олени тощие, у важенок уже почти не бывает приплода по два олененка – только по одному. Животные не набирают массы, у них нет жира, чтобы нормально зимовать. Им трудно пережить гололед. Они гибнут от голода.

Фото: sever-press.ru

«Правда УрФО»: Какие действия, по вашему мнению, нужно предпринять, чтобы не доводить проблему до критического состояния?

Владимир Богданов: Это не только экологическая проблема, она социальная. На мой взгляд, для сохранения оленеводства на Ямале необходимо снижать количество оленей не менее чем в три раза. В новой редакции закона «Об оленеводстве», принятом в конце мая этого года ямальскими парламентариями, говорится об ограничении оленьего стада, основываясь на расчетах оптимальных пастбищных нагрузок. Безусловно, оленеводам такая перспектива не нравится, но если этого не делать, то природа сама отрегулирует поголовье оленей в ближайшее десятилетие. Вообще оленеводы должны собраться и решить, как им действовать в этой ситуации. Если сейчас решение принято не будет, не будет больше оленеводства на Ямале. Нужно понимать, что даже если убрать всех оленей с Ямала, пастбищам надо будет лет тридцать для восстановления. Ягель растет по 1 миллиметру в год.

«Правда УрФО» продолжит следить за развитием событий.

Автор: Мария Шароглазова

Оригинал публикации на сайте Правда УрФО:

2017.10 Терехина А., Волковицкий А. К вопросу необходимости сокращения стада домашних оленей на Ямале:


Оленеводство, рыболовство, Ямал, ЯНАО, округ, Сургутнефтегаз, Институт экологии растений и животных УрО РАН, перепроизводство, поголовье оленей, Сибирская язва, сибирская, изменение климата  

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s