2007.05 Бережков Д.В. О проблемах рыболовства коренных народов Камчатской области

Бережков Дмитрий Владимирович – Президент Камчатской областной Ассоциации коренных малочисленных народов Севера

Велицкий Александр Игоревич – член Совета Камчатской областной Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, председатель родовой общины “Яруч”


1990-2000 гг.

Период 1992-2000 гг. стал временем активного развития частного рыболовного лососевого бизнеса на Камчатке. Некоторые предприятия создавались на базе бывших госпредприятий путем реорганизации или приобретения основных фондов этих предприятий, некоторые организовывались с чистого листа, привлекая финансовые средства из коммерческой (в основном торгово-закупочной) деятельности.

Промысловая деятельность новых предприятий в значительной степени носила сезонный характер и была направлена на быструю окупаемость и извлечение прибыли в период лососевой путины. На сезонные работы привлекалось население областного центра, которое, имея основную работу, на период путины, уходя в отпуска, приобретало возможность дополнительного заработка, не требуя с предпринимателя каких-то дополнительных социальных гарантий. Проблемы местного населения, территорий на которых велся промысел, вследствие погони за прибылью, тяжелой экономической обстановки в стране и в области, нарастали как снежный ком. Разваливающиеся госпредприятия, колхозы, инфраструктура, нежелание новых предприятий нести груз социальной ответственности, усугубляли этот процесс.

В этот период особенно остро проявились проблемы коренных народов Камчатки, традиционная экономика которых исторически основывалась на рыболовстве. Резко сократилась занятость, ухудшилось социальное положение. Отсутствие работы, игнорирование государством социальных проблем населения, невозможность уехать из разваливающихся поселков толкнула людей на повальное браконьерство. Суициды и алкоголизм стали привычным явлением. Особенно отчетливо данные проблемы проявлялись в поселках, находившихся в отдалении от регионального центра – г. Петропавловска-Камчатского.

В 1992-98гг. начинают появляться национальные предприятия, рыболовецкие общины, кооперативы, частные предприниматели из числа представителей коренных народов полуострова. В этот период Администрация Камчатской области с особым вниманием относилась к проблемам коренных народов и проблемам их традиционного хозяйствования. Предприятия коренных народов наделялись лимитами и промысловыми участками в основном на небольших реках полуострова.

Однако в тот период не была создана нормативно-правовая база, которая могла бы гарантировать коренным народам доступ к водным биоресурсам, закрепить право на приоритетное природопользование и регулировать отношения между хозяйствующими субъектами коренных народов и другими предприятиями в сфере рыболовства. Также не были закреплены какими-либо нормативными актами положения по сохранению традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера в Камчатской области.

Отсутствие первоначального капитала, отсутствие профессиональных кадров в технике промышленного рыболовства, менеджмента и управления, невозможность привлекать кредиты из-за нестабильности финансового положения в стране и неустойчивости рыбного рынка в тот период, не позволило хозяйствующим субъектам коренных народов выйти на должный технологический и экономический уровень.

В отличие от других рыбопромышленников области не удалось коренным народам за эти годы сформировать и свое лобби в органах законодательной и исполнительной власти области. В отличие от большинства этнических диаспор, оказывающихся в меньшинстве в окружении других национальностей, исторически коренные народы не выработали способность к «корпоративной сплоченности». Отсутствие этого качества, отсутствие кадров и финансовой базы, зачастую противоречивая деятельность лидеров общественного движения коренных народов – факторы, не позволившие коренному населению Камчатской области получить сколько-нибудь значительное представительство в органах власти субъекта федерации. Все это впоследствии крайне негативно отразилось на наделении водными биоресурсами, как на личные нужды, так и на хозяйственную деятельность предприятий и рыболовецких общин коренных народов.

В то время как в других регионах страны, таких как Якутия, Ханты-Мансийский Автономный округ, Ямало-ненецкий автономный округ депутаты – представители коренных малочисленных народов Севера начали активно влиять на формирование законодательной базы, которая гарантировала коренным народам доступ к биоресурсам, в Камчатской области такая работа практически не проводилась.

Таким образом, коренные народы, оказались совершенно неподготовленными к той жесткой борьбе за водные биологические ресурсы, которая развернулась под руководством нового губернатора Камчатки в последующие несколько лет.

Тем временем вся страна медленными шагами подходила ко второму, еще более грандиозному, нежели в 90-х гг., этапу приватизации – уже не госсобственности, а природных ресурсов.

2001-2004 гг.

Исторически рыболовство являлось основой традиционного образа жизни коренных жителей Камчатки ительменов, коряков, позднее алеутов, эвенов, камчадалов. Территорию Камчатки – активно осваивали американские, японские, русские рыбопромышленники в дореволюционный период. Полуостров – являлся «рыбным цехом» страны в советское время.

В последние же годы Камчатская область является одним из немногих регионов страны, в котором рыбные ресурсы являются предметом яростной конкурентной (и теневой) борьбы. Огромный удельный вес рыболовства в экономике региона, а также высокая доходность рыболовного бизнеса являются причинами экономического и политического яростного противостояния различных групп влияния в области. К сожалению, одним из самых слабых звеньев этой цепи пользователей рыбных ресурсов, вследствие причин, описанных выше, оказались коренные народы.

В 2001 г. новый губернатор области, Михаил Машковцев начал свою деятельность с передела собственности и доступа к наиболее значимым – рыбным ресурсам Камчатки. Одними из первых “под удар” попали коренные народы. В тот период десятки предприятий и общин коренных народов, имеющих продуктивные рыбопромысловые участки, были лишены права вести промысел на них. Участки были перераспределены в пользу только что открытых предприятий, у которых не было промысловой истории, но имелось свое лобби в новых органах власти.

Следующим шагом стало лишение коренных народов права самостоятельно осваивать квоты, выделяемые для личных нужд. Ассоциациям коренных народов области в тот период для освоения этих квот стали навязывать промышленные предприятия, не имеющие никакого отношения к коренным народам. Вместо того чтобы помогать малым предприятиям и общинам коренных народов развивать экономическую базу, готовить кадры, оснащать техникой – Администрация области, используя различные предлоги, обвиняя коренное население в неумении вести хозяйство и заниматься рыболовством, целенаправленно и методично передавала право на вылов рыбы для коренных народов другим предприятиям.

Такие предприятия поставляют рыбопродукция коренному населению не самого лучшего качества, второй сорт, часто в замороженном виде. Зачастую рыба по подписанным договорам не поставлялась вовсе. Проверить же рыбодобывающее предприятие представляется весьма сложным процессом. Единственный рычаг влияния Ассоциаций коренных народов на этот процесс – право доверить на следующий год промысел более добросовестному пользователю, либо вылавливать рыбу самостоятельно, находился под контролем Администрации области. В целом, за этот период для нужд коренных народов выделялось от 500 до 900 тн. тихоокеанских лосей для вылова на личное потребление.

После 2001 г. некоторые промышленные предприятия, получившие карт-бланш от Администрации Машковцева смогли нарастить объемы добычи лосося с 20 тонн, а то и просто с ноля до нескольких тысяч тонн. Такие предприятия становились легальными «традиционными» пользователями и имели право претендовать на лимиты на основе своей истории. В тоже время коренные малочисленные народы Севера Камчатской области вследствие политики губернатора в тот же период квотами на хозяйственную деятельность не наделялись и теперь не являются «традиционными» пользователями, которые могут претендовать на получение рыбопромысловых участков и квот для промышленного рыболовства.

Тем не менее, в этот период коренные народы Камчатки сделали огромный шаг на пути доступа к биоресурсам. В сентябре 2003 г. руководству Ассоциации коренных народов Севера г. Петропавловска-Камчатского удалось встретиться с главой Государственного комитета по рыболовству Е.И. Наздратенко, во время его визита на Камчатку. Несмотря на противодействие руководства области, в ходе встречи удалось добиться решения вопроса о выделении для нужд традиционного рыболовства, кроме лосося также морских водных биоресурсов: камбала, навага, минтай, треска и т.д.

С 2004 г. для нужд традиционного рыболовства стали выделяться несколько сот тонн таких лимитов, что стало хорошей возможностью для социально-экономического развития коренных народов Камчатской области. Не имея собственного флота, коренные народы вынуждены были заключать договоры, либо арендовать флот для вылова рыбы в море. Тем не менее, постепенно общины начали приобретать маломерный флот для развития прибрежного морского промысла, но, к сожалению, без финансовой поддержки государства этот процесс не может приобрести сколько-нибудь массовый характер.

Особенно болезненным для рыбопромышленников, в том числе из числа коренных народов, стали в последние несколько лет изменения реестров, нумерации и границ рыбопромысловых участков.

Изменение границ, номеров участков дают возможность создавать вновь образованные участки и изымать старые. Таким образом, пользователь может потерять право автоматической пролонгации договора на участок. Кроме того, перенос границы участка (иногда на несколько сотен метров) может изменить его продуктивность. Из высокоэффективного – такой участок можно превратить в неэффективный и наоборот.

Применяя эти и другие приемы, органы власти в Камчатской области сумели за несколько лет кардинально изменить картину распределения участков среди рыбопромышленников.

Несколько общин коренных народов, которые смогли приобрести за эти годы добывающие и перерабатывающие мощности – сохранили свою материально-техническую, экономическую базу путем невероятных ухищрений, не имея возможности брать кредиты, планировать свою деятельность, испытывая хронический недостаток в квотах, постоянно находясь под угрозой потерять возможность остаться без таковых вообще.

Таким образом, выделяемые квоты водных биологических ресурсов не стали для коренных малочисленных народов Севера Камчатской области полноценной базой для социального и экономического развития.

Дмитрий Бережков, Александр Велицкий,
Ассоциация коренных малочисленных народов Севера Камчатской области


Бережков-Д.В., Бережков Д.В., Велицкий А.И., Машковцев М.Б., рыболовство, Камчатка, квоты, водные биоресурсы, общины, Бюрюков В.А.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.