1999 Анна Громова. Проблемы коренных народов Магаданской области

Анна Громова, стажер Информационного центра коренных народов, село Тахтоямск Магаданской области.


Опубликовано в журнале «Мир коренных народов — Живая Арктика» №1, 1999 г., с. 22-28.

Современная ситуация.

В небольшом селе Тахтоямск с населением 500 человек проживают и коренные малочисленные народы, численность которых составляет 307 человек. Сегодня негативные последствия геополитики ложатся тяжелым бременем на жизнедеятельность коренных малочисленных народов Севера. Проблемы коренных народов Севера можно разделить на три блока: экономические, социо-культурные и правовые. Основную роль в реализации экономической политики играют традиционные виды хозяйствования: оленеводство, рыболовство, охота, морзверобойный промысел. Все они имеют исключительное значение для коренных малочисленных народов. Сегодня оленеводы брошены на произвол судьбы. В Ольском районе полностью ликвидирована данная отрасль, что остро отражается на трудовой занятости местного населения. Сегодня нет оленеводства, нет и глав коллективных фермерских хозяйств “Буюнда”, “Купка”.

Уходят из жизни не только старое поколение, но и молодое. Олень нам давал все: пищу, одежду, транспорт и витамины, которых так не хватает на Севере. Особую тревогу вызывает здоровье аборигенного населения. И неудивительно, что в 1997 году в нашем селе человек умер от истощения. Как форма взаимодействия человека с природой северное оленеводство – важная часть мирового культурно-экологического наследия – практически потеряна в период наступающего экологического кризиса. На сохранение оленеводства как части традиционного уклада и собственного источника мясного белка должна быть направлена государственная федеральная поддержка оленевода – производителя, которая для для государства в любом случае будет выгоднее, чем разработка новых социальных программ по устранению безработицы.

На территории села имеется градообразующее предприятие ООО “Тахтоямск”, основной деятельностью которого является рыбодобывающая промышленность. ООО “Тахтоямск” выполняет функции бывшего совхоза “Победа”: завоз топлива, продуктов питания, трудозанятость. На территории Ольского района действует 26 предприятий, имеющих категорию “Хозяйствующий субъект аборигенов”. На региональном уровне существует постановление от 31.05.94 №121 “О дополнительных мерах и экономической поддержке хозяйствующих субъектов аборигенов Магаданской области”, где в п.3.1 предприятиям и хозяйствам, имеющим квалификационную категорию “Хозяйствующий субъект аборигенов”, устанавливается преимущественное право на получение лимитов и лицензий на возобновляемые биологические ресурсы (в том числе все виды рыб), и они освобождаются от платы за их использования. Но практика показывает обратное: на основе договора с районной администрацией по месту использования ресурсов, заключенного на основании заявок от хозяйствующего в строгом соответствии с установленными лимитами производится оплата (1 тонна – 100 руб.), крупные промышленные предприятия по рыбодобыче производят оплату (1 тонна – 200 руб.) Как налогоплательщикам, хозяйствующим субъектам аборигенов предоставлены льготы по налогообложению.

Произошло существенное свертывание национальных предприятий (1994 г. – 47 предприятий, 1996 г. – 26 предприятий), непредсказуемое снижение реального уровня жизни коренного населения, рост официальной безработицы, значительное, социально не допустимое расслоение граждан по душевым доходам. Особенно тяжелым для жителей Ольского района оказался 1998 г: безработица, невыплата заработной платы работникам бюджетных организаций. Население района сегодня выживает за счет рыбной продукции. Основное внимание следует уделить традиционным видам хозяйствования: оленеводству, рыбной промышленности. Необходимо развитие не только крупной рыбодобывающей промышленности, но и рыбодобывающих предприятий, имеющих категорию “Хозяйствующий субъект аборигенов”. В рыночной экономике аборигенные системы оленеводства и промыслов имеют две различные по приоритетности целевые ориентации:

  1. Традиционное обеспечение мясом, рыбой, жиром и сохранение культуры;
  2. Товарное использование – сначала внутренняя продажа как замещение ввоза, а затем на вывоз.

Традиционное обеспечение имеет высший ранг значимости. Поэтому время, место, способ, организация коммерческого производства не должны конкурировать с традиционным использованием этих ресурсов. Для государства значительно важнее, с точки зрения поддержания традиционного уклада народов Севера и их гарантированной продовольственной самообеспеченности, нетоварное направление оленеводства и промыслов (его в широком масштабе можно обеспечить лишь бесконечными дотациями, на которые сегодня просто нет денег), но использование их как источника продовольственного белка в первую очередь в тех удаленных селах (Тахтоямск, Ямск), в которые завоз дорог, а итоговая цена реализации привезенной продукции исключительно высока. Вот почему так важно сделать ставку прежде всего на развитие оленеводства и промыслов именно как традиционного жизнеобеспечения, т.е. субсидировать расходы на закупку топлива и транспортных средств для повышения мобильности национальных предприятий, обеспечить бесконфликтное сочетание традиционного промысла и коммерческого. Если же говорить о товарном использовании традиционных отраслей хозяйствования, то здесь нужно четко разграничить внутренние и внешние продажи (вывоз). При массовой переработке продукции, внедрении новой технологии и оборудования, обеспечивается увеличение производительности труда, но одновременно сокращается потребность в работниках, и происходит вытеснение аборигенов более квалифицированными переселенцами. В результате утрачивается этническая специфичность традиционных отраслей. Одной из существенных причин снижения числа предприятий, имеющих категорию “хозяйственных субъектов аборигенов”, является неумение использовать издаваемые законы на региональном, местном уровнях. Прежде всего следует оценить целесообразность развития рыбной промышленности в регионе. На длительную перспективу она будет основой всего хозяйственного комплекса. Мы, коренные жители, с полным пониманием относимся к высказыванию директора Магаданского филиала ТИНРО Н.Н. Афанасьева: “Акватория северной части Охотского моря, примыкающая к территории Магаданской области, имеет площадь около 600 тыс. кв. км. и относится к наиболее высокопродуктивным районам мирового океана. Разведанные промысловые запасы биологических ресурсов составляют около 22% запасов всех российских морей. В настоящее время разведанные запасы рыб, беспозвоночных и водорослей составляют около 26% запасов российских дальневосточных морей, а суммарный, оптимально допустимый годовой улов (ОДУ) – около 1020 тыс. тонн.” Необходимо стабилизировать национальные предприятия, занимающиеся рыбной промышленностью. Возможно, коренным народам придется обратиться в Правительство России с предложением об освобождении национальных предприятий, имеющих категорию “хозяйственный субъект аборигенов” от налогов, поступающих в федеральный бюджет. Льготное налогообложение возможно проводить на всех уровнях бюджета (региональном, местном). Какие же основные цели необходимо достичь при развитии национальных предприятий?

  1. Повышение уровня жизни коренного населения;
  2. Сохранение традиционных промыслов коренных малочисленных народов;
  3. Продовольственное самообеспечение;
  4. Создание рабочих мест.

Зарубежный опыт ко-менеджмента природными ресурсами.

Одним из действенных механизмов разрешения экологических проблем и конфликтов, обеспечения устойчивости и безопасности природопользования, является особый режим совместного управления природными ресурсами, коллективного принятия решений (ко-менеджмент). Режим ко-менеджмента – это институциональное, структурное устройство, в котором государственные службы, имеющие полномочия в области природопользования, и группы природопользователей приходят к соглашению по конкретному участку территории и определяют:

  1. Систему прав и обязательств для тех, кто имеет интерес к данному ресурсу;
  2. Набор правил, предписывающих действия участников при различных обстоятельствах;
  3. Процедуры для принятия коллективных решений, затрагивающих интересы государственных служб, организаций и отдельных пользователей.

Ко-менеджмент, или кооперативный менеждмент – это вовлечение местных пользователей в совместное федеральным и региональным органом власти управление ресурсами дикой природы. Формальное или неформальное разделение ответственности за принятие решений между пользователями ресурсов и ресурсными агентствами позволяет прийти к более всестороннему и сбалансированному подходу в сохранении дикой природы, включая культурные и социально-экономические аспекты этой проблемы, наряду с обычными и привычными в таком случае биологическими. В режим ко-менеджмента заключено признание важной роли, которую играет в сохранении ресурсов контроль самой общины. Типы режимов ко-менеджмента различаются по конкретному биологическому виду, ареалу, структурам реализации, базовым нормативно-правовым актам.

Необходимость в данном режиме возникает при опасном сокращении численности популяции, экстерриториальном характере распространения вида (олени, водоплавающая дичь, морские млекопитающие, полярные медведи и др.), сложном характере экологических проблем (например, лесные пожары, земельное планирование и организация сети природо-охранных территорий). Этот режим есть реакция на сложившуюся ситуацию в области распределения ресурсов дикой природы по причине редкости или других факторов. Разработка данного режима есть всегда итог переговоров (их предметом являются структуры, их мандат, цели, режим функционирования), результат добровольного соглашения между государственными ресурсными агентствами, которые имеют реальные полномочия в распоряжении природными ресурсами, и аборигенными группами пользователей по поводу прав и обязанностей в распределении и управлении природными ресурсами, землеуйстройстве в конкретном ареале.

Ко-менеджмент есть результат признания безусловной необходимости децентрализации управления природопользованием. Режим ко-менеджмента стал использоваться в северных территориях – Канаде и штате Аляска – с середины 1970-х годов. Режим реализует право народов Севера соучаствовать в принятии решений по использованию, управлению, сохранению земель, вод, ресурсов, включая и шельф. Главным фактором, который обусловил тогда обращение к нему, стал опасный подрыв численности популяции рыб и дичи. Его цель – совмещение двух систем управления природопользованием: традиционного и федерального правительства. Он обеспечивает распределение властных полномочий и сотрудничество в управлении рыбой, дикой природой. Он отличается от самоуправления, потому что акцент поставлен именно на справедливом распределении властных полномочий по ресурсам.

Совет – это рабочий орган. В совете численность представителей пользователей и ресурсных агентств одинакова. В него входят все категории пользователей (аборигенные группы, фирмы и другие государственные ресурсные агентства, научные работники-координаторы). Совет поддерживает тесные обратные связи с госагентствами и органами местного самоуправления в национальных селах. Ответственность за финансирование работы совета несут госагентства – участники, которые покрывают транспортные расходы по транспортным затратам своего представителя, по финансированию плановых научно-исследовательских программ, необходимых совету, по организации встречи и работе групп пользователей.

Для обеспечения эффективного режима ко-менеджмента исключительно важно создать климат партнерства пользователей и распорядителей. Еще одним фактором является широчайшее использование при работе совета традиционного знания коренных народов Севера: ценности, верования, духовная культура, которые веками приобретаются в результате повседневного опыта и наблюдения, занятий на земле исторического проживания, отражают связи аборигенных этносов и кормящих ландшафтов. Главные условия эффективности режима ко-менеджмента:

  1. Власти должны дать аборигенным пользователям право соучастия от стадии предварительных научных исследований до принятия конкретных решений по управлению природными ресурсами. Например федеральное агентство передает часть функций по распределению выделенной квоты самим аборигенам;
  2. Режим должен отвечать на местные условия и быть чувствительным к местным проблемам;
  3. Он должен появляться еще до возникновения ситуации реального кризиса в природопользовании, иметь опережающий характер;
  4. Разработанная система должна быть гибкой и способной реагировать на в численности населения и популяций. Например, современные жесткие международные соглашения и статистические подходы к управлению биологическими ресурсами (запреты на весеннюю охоту на водоплавающую дичь и др.) не позволяют внести малейшие изменения, которые бы сделали положение пользователей и управленцев более легким. Прогресс режима невозможен без государственного финансирования. Цена его особенно высока в Арктике (командировочные расходы, переводы, текущие расходы на преодоление различий в культуре и др.);
  5. Четкое понимание его естественных пределов: кооперативный менеджмент не является панацеей в решении всех проблем управления природопользованием. Государственные ресурсные агентства имеют очень хорошо определенные задачи, которые часто не разрешают им делегировать власть в кооперативные режимы.

В северной Канаде и на Аляске известны успешные примеры ко-менеджмента, когда сами охотники согласились на закрытие мест рыбного промысла, чтобы не подорвать их и сохранить для будущего. Коренные народы часто были хранителями и служителями природы. Их знания, социальные и бытовые особенности, их культура согласованы с природными законами, действующими в местных экосистемах. Коренные народы и природоохранные организации должны быть естественными союзниками в борьбе за сохранение как здорового природного мира, так и здорового человеческого обществе.

Поиски собственных решений

В настоящее время коренное население Севера вместе с постоянно живущим на Севере местным населением испытывает огромные трудности. У нас нет денег, нет топлива, нет завоза элементарных продуктов и медикаментов. Государственная Программа по социальном и экономическому возрождению коренных малочисленных народов не финансирует научные исследования и серьезную научную экспертизу проектов, у нас нет средств. Но если государственные агентства не могут обеспечить финансирование режима ко-менеджмента, то коренные народы готовы и дальше не только использовать природные ресурсы, но и, совместно с природоохранными организациями, содействовать их сбережению. Исторический опыт коренных народов показывает, что традиционные формы нашего природопользования сберегли для страны ценнейшие в природном отношении огромные просторы Севера. Традиционные виды деятельности и образ жизни коренного населения Севера, Сибири и Дальнего Востока тесно связаны с проблемами права первоочередного доступа к природным ресурсам. Проблемы использования, контроля и охраны природных ресурсов решает природоохранное законодательство. Причем современное природоохранное законодательство в нашей стране, хотя и нуждается в совершенствовании, но в основном соответствует международным стандартам. Это объясняется тем, что наше государство является участником международных соглашений и конвенций, посвященных проблеме охраны природы.

Соответствие национального законодательства этим соглашениям – это возможность привлечь немалые инвестиции на нужды охраны природы. Международные акты по охране природы, начиная с 1992 года, во все свои документы включают пункты о приоритетном праве коренных народов на доступ к природным ресурсам территорий их проживания.

Так, в Декларации ООН по окружающей среде и развитию, принятой в 1992 году в Рио-де-Женейро, сказано: “Коренное население и его общины, а также другие местные общины, призваны играть жизненно важную роль в рациональном использовании и улучшении окружающей среды в силу их знаний и традиций. Государство должно признавать и должным образом поддерживать самобытность, культуру и интересы и обеспечивать эффективное участие в достижении устойчивого развития” (принцип 22).

В Конституции РФ, в статье 69 “Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации”. В статье 72 “м” в совместном ведении РФ и ее субъектов находится “защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей”. Эти нормы учитываются в федеральном природоохранном законодательстве: “Об охране окружающей среды” (ст. 8, 11, 15, 19, 60), “Об особо охранямых природных территориях” (ст. 18-21), в Лесном Кодексе (ст. 107, 124) “О плате за землю” (ст. 12), “О внесении изменений в закон РФ “О недрах” (ст. 2, 4), “О животном мире (ст. 48, 49).

В международной Конвенции о биологическом разнообразии, подписанной нашей страной в 1992 г. и ратифицированной в 1995 г., в статье 8 записано: “Каждая договаривающаяся сторона обеспечивает уважение, сохранение и поддержание нововведений и практики коренных и местных общин, отражающих традиционный образ жизни…”

В 1998 году ООО “Акан”, имеющий категорию “хозяйствующий субъект аборигенов”, одни из учредителей которого является Ассоциация коренных малочисленных народов Севера села Тахтоямск Ольского района Магаданской области совместно с Магаданским филиалом ТИНРО провели научно-исследовательскую работу по сохранению запасов биологических ресурсов (ценных лососевых пород рыб) на реке Туманы. Национальное предприятие возложило на себя большие обязательства: транспортные затраты, связь, командировочные расходы на период проведения полевых работ научных работников, обеспечение продуктами питания, создание условий для проведения лабораторных работ.

Финансовые затраты очень высоки, а для “хозяйствующего субъекта аборигенов”, особенно. Такой режим невозможен без государственного финансирования. Но Госкомсевер сегодня не рассчитывает на полную государственную поддержку из-за отсутствия бюджета. Хозяйствующие субъекты аборигенов сводят концы с концами, но нам дороги традиционные виды хозяйствования, мы заинтересованы в сохранении возобновляемых биологических ресурсов и готовы в дальнейшем сотрудничать с государственными ресурсными агентствами, несмотря на финансовые затруднения. По окончании работы были подведены итоги. Ассоциация коренных народов села Тахтоямск, ООО “Акан” вынесли следующие предложения:

  • В целях повышения эффективности использования биологических ресурсов на реке Туманы перенести промыслы из рек на прибрежные участки моря для достаточного пропуска биопроизводителей на нерестилища.
  • Установить срок вылова рыбы лососевых пород на данной реке до 30 августа.

Современные сложные экологические и ресурсные проблемы северных территорий не всегда возможно решать по принципу “сверху”. Необходим переход к партнерским, а не патерналистским, как ранее, взаимоотношениям власти и групп пользователей, для чего государство обязано разделить с коренными народами Севера свои права в управлении природопользованием. Образование его в значительной степени зависит от силы проявления инициативы “снизу”.

Инициативы “снизу” по созданию режимов ко-менеджмента важны и как существенный элемент роста политического самосознания народов Севера. Они могут указать путь национальным селам к реальному самоуправления в вопросах природопользования, что важно как проявление общей тенденции брать ответственность селян на себя. Наиболее типичными факторами, катализаторами (предпосылками), которые приводят к появлению “снизу” инициатив к формированию режима ко-менеджмента для того или иного ресурса дикой природы, выступают размер ареала и конкретный тип традиционного жизнеобеспечения, степень культурной целостности и доля народов Севера в населении; сила национальных лидеров в вопросах традиционного жизнеобеспечения; отсутствие совместимости государственного регулирования ресурсами дикой природы и локальной традиционной деятельности по традиционному жизнеобеспечению; различия в восприятии государственной системы управления природопользованием; масштаб федеральной юрисдикции по земле и делам народов Севера. Но самый ключевой из этих факторов – это наличие лидеров и их нацеленность на решение вопросов именно традиционного жизнеобеспечения.

Режим ко-менеджмента требует присутствия строго определенной группы пользователей, которая способна разделить ответственность за управление этими ресурсами с государственными органами. Роль лидеров, защищающих приоритеты традиционного природопользования, также исключительно велика. И представители органов исполнительной власти на федеральном, региональном, местном уровнях и общественных движений коренных малочисленных народов – народные избранники. Одержав победу на выборах мы получили людское доверие и должны оправдать возложенные на нас обязанности вывести Севера из кризиса. Отличие же заключается в том, что лидеры общественных движений не получают за свою работу ни заработную плату, ни возмещения за нанесенные моральный и материальный ущерб, они молча несут свою ношу, надеясь на светлое будущее.

Полагаю, что общими усилиями мы сможем переломить затянувшуюся кризисную ситуацию и в условиях экспериментальной модели развития нашей страны создать реальные условия для возрождения коренных народов.

Размышления стажера Информационного центра коренных народов России

Находясь на стажировке, мы не только приобретаем знания, но и встречаемся с интересными людьми, которым небезразлична судьба Севера. Ведь Севера – это 64% территории РФ, где добывают золото, алмазы, 90% нефти, 95% газа. И надо помнить, что природа Севера – это не только источник богатств для удовлетворения наших сегодняшних нужд, но это и достояние наших потомков. Не зря поется в русской песне: “Север – наш дом, север – наш друг, север – спасательный круг”. Еще в прошлом веке исследователи Севера говорили о непродуманности политики Российской империи по освоению богатств северных окраин. В частности, известный экономист Н. Слюнин писал: “… такое впечатление, что, водворившись в край, мы не заглядываем в будущее, как будто не собираемся там оставаться”. Об этом же говорит один из руководителей Государственного Комитета по развитию Севера А. Скачко: “На Севера политика заготовки явно подавляет все остальные задачи, стремление к подъему товарности туземного хозяйства вырождается в усиленную выкачку из него всей продукции и предъявления к нему невозможных требований…” Далее он отмечает: “Мы к народам Севера подходим также, как эти народы подходят к северному оленю. Как известно, оленю ничего не дают, он сам себе корм добывает, а получают от него все необходимое для жизни. Так и мы хотим получать от народов Севера все нам нужное: и пушнину, и рыбу, и оленьи шкуры, а взамен норовим ничего не дать.”

В начале марта произошла встреча стажеров с Ольгой Ануфриевной Мурашко – координатором Московской группы IWGIA  (Международная рабочая группа по делам коренного населения). Встреча была содержательной, вызвала много откликов, большое внимание стажеров. Особое положение у представителей коренных малочисленных народов Магаданской области и Камчатской области. Только на встрече я узнала о Концепции освоения шельфов морей Дальнего Востока и Северо-востока России (Японское, Охотское, Берингово, Чукотское и Восточно-Сибирское моря). Последствия полномасштабной реализации этой программы вообще непредсказуемы: по мнению специалистов Камчатского института вулканологии, глубоководные работы в шельфе в период повышенной вулканической и сейсмической активности могут привести к глобальной экологической катастрофе в Тихоокеанском бассейне.

Между тем, в Комитет РФ по рыболовству Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр (ТИНРО) в 1996 г. представил свои экспертные заключения, в которых Концепция освоения дальневосточного шельфа оценивалась как недостаточно проработанная и представляющая несомненную угрозу для биоресурсов указанных морей. ТИНРО в своем заключении указал на возможные последствия и подготовил программу исследований и действий, направленных на предотвращение этих последствий. Последствия – это практическое исчезновение многих видов промысловых рыб и морских млекопитающих у наших дальневосточных берегов. Был спрогнозирован возможный ущерб рыбному хозяйству страны.

В 1994 г. был произведен Примагаданский тендер на право поисков и разведки. Как объясняет губернатор Магаданской области Валентин Иванович Цветков: “Вторая наша будущая стройка – Магаданский нефтеперерабатывающий завод. Он призван позитивно изменить ситуацию на местном и региональном рынке нефтепродуктов. Его продукция, потребляемая золотодобыдчиками и не только ими, а практически каждым хозяйствующим субъектом, также должна сократить издержки в отрасли. Но есть у этого инвестиционного проекта и другой, более отдаленный эффект, по нашему стратегическому замыслу, и другая функция.

Дело в том, что в первые годы он будет ориентирован на переработку 600 тыс. т. импортной нефти ежегодно; в последующем – сахалинской нефти, если она будет дешевле; и, наконец, местной нефти Охотского шельфа и прибрежных структур континента, где перспективы обнаружения месторождений этого сырья (а также и газа) весьма обнадеживающие. В случае успеха этим проектом будут решены две задачи: создание местной нефтегазовой сырьевой базы и насыщение нашего рынка нефтепродуктами собственного производства.

Данная новость для меня была как гром среди ясного неба. Мы, коренные малочисленные народы, давно закрыли глаза на то, что развитие золотодобывающей промышленности много выгоднее для государства, нежели развитие традиционных видов хозяйствования, в частности, оленеводства. Но сегодня мы, по сути, утратили данный вид традиционного хозяйствования. Мы буде уже не сохранять, а возрождать оленеводство. Д.П. Коравье (Отдел по национальным вопросам администрации Магаданской области) говорит так: “На мой взгляд, проводя национальную политику, государство должно учитывать в первую очередь не особенности сырьевых ресурсов, а особенности каждого, и, разрушая национальную замкнутость, необходимо сохранять этническое своеобразие, традиции народов, их культуру. Только такой подход будет способствовать укреплению российской государственности. Экономическая политика, ориентированная на самовыживание, крайне губительна. По сути дела, она отражает отсутствие в регионе конструктивной политики поддержки оленеводства”.

На наших оленьих пастбищах с застойных времен ведется золотодобыча. Разработки ведутся и наземным, и подземным способом. При этом ни о какой компенсации оленеводам, на территориях которых ведутся промышленные работы, и речи не идет. Мы бессильны перед государством, правительством, которые не учитывают интересы своего народа. Ведь Север – это не только богатые биологические ресурсы, это и судьбы людей и не только коренных малочисленных народов.

Мы жили надеждой на восстановление оленеводства. И сейчас, видя, что и рыбный, и морзверобойный промыслы на грани исчезновения, сердце обливается кровью, душа болит. Несмотря на тяжелую, полную лишений жизнь, аборигены Севера благодаря душевным качествам, смелости, взаимопомощи сумели сохранить свою самодостаточность и самостоятельность, традиционные отрасли хозяйствования, самобытную культуру, сохранили себя как этнос.

Мы не можем разумно, бережно использовать свои биологические ресурсы. Нефтяная промышленность не может оказаться ведущим фактором вывода из экономического кризиса региона, и не улучшаться социальные проблемы, касающиеся каждого жителя области. Можно привести длинный перечень социальных индикаторов, которые объективно раскрывают всю тяжесть для коренных малочисленных народов и всю безысходность проводимой нефтяной кампании. Примером может служить нефтедобывающая деятельность в Ненецком автономном округе, которая ведется на протяжении 20 лет. И, при этом, не поднялся уровень жизни населения, а, может быть, стало намного хуже, утрачиваются традиционные виды хозяйствования, создаются конфликтные ситуации.

Мы очень близко подошли к опасной черте, переходить которую недопустимо. Но государство и правительство принимают наиболее выгодные для себя решения. И, конечно же, данный проект не доведен до сведения коренного населения региона, и, возможно, не спросят и нашего согласия.

Необходимо на законном основании отнести и коренные малочисленные народы Севера к недропользователям, распространив на них право на землю, на пользование биоресурсами, что дает реальные законные прав и возможности распоряжаться природными богатствами и органам самоуправления коренных малочисленных народов Севера. Необходимо обеспечить реальное выполнение указов Президента России и постновлений Правительства Российской Федерации по этим вопросам. В современных условиях при скудном финансировании программ развития экономики и культуры коренных малочисленных народов Севера, при затягивании принятия нормативно-правовых актов по проблемам аборигенов крайне актуально создание на региональном уровне фонда поддержки жизнедеятельности коренных малочисленных народов Севера, в том числе традиционных отраслей хозяйствования и здравоохранения.

Надо определить отчисления в него с каждого предприятия, добывающего минерально-сырьевые и биологические ресурсы на территории Магаданской области. Фонд на конкурсной основе сможет отбирать и финансировать социальные проекты и программы развития коренных малочисленных народов Севера. До принятия федеральных правовых актов необходимо выработать чрезвычайные меры по устранению кризисной ситуации у коренных малочисленных народов Севера, проживающих в области. Прежде всего, следует создать компьютерный банк данных, в который вошли бы все 5852 представителя аборигенного населения области. На основе банка данных открыть лицевые счета на каждого представителя из числа коренных малочисленных народов Севера для оказания адресной, целенаправленной помощи, а также организовать мониторинг жизнедеятельности аборигенного населения области.

Мы не умеем бережкно, оберегая наши оленьи пастбища, добывать золото, серебро. Можно себе представить, что произойдет с водными ресурсами Охотского моря и Тихого океана в целом. Можно заранее считать себя обреченными не только жителям, но и растительному миру, животному миру. В природе все взаимосвязанно единой цепочкой. Нельзя заставить природу подчиниться, она сама в состоянии разрушить все созданное человечеством. Мы, люди, наделены разумом, тем не менее являемся самым страшным живым существом на Земле обетованной.

В июне месяце в городе Магадане состоялась международная конференция “От патернализма к партнерству”. Я была крайне удивлена тем, что отсутствовали представители государственной власти. Но ведь в Магаданской области проживают коренные малочисленные народы со своими бедами, со своими проблемами. Создалось впечатление, что нас заживо похоронили вместе с нашими проблемами.

Мне очень понравилось выступление Перри Итона, президента культурного центра аборигенов Аляски, который сказал: “Деньги – ничто, земля – это все”.

Невольно вспоминаются слова детской песни:

“Люди-человеки, страны и народы.
Мы теперь навечно должники природы. 
Надо с этим долгом как-то расплатиться. 
Пусть расправит крылья раненая птица”. 

Мы, коренные малочисленные народы, жители Колымы, хорошо помним свое прошлое, живем трудным настоящим, с тревогой, но и с надеждой ожидаем будущего, пытаясь определить в нем свое место и свои возможности. Мы принадлежим к тем оптимистам, кто считает, что мы не просто выживем на родной нам земле, но и сохраним свои традиционные виды хозяйствования, биологические ресурсы. В противном случае мы потеряем себя как этнос.

Анна Громова,
стажер Информационного центра
коренных народов,
село Тахтоямск
Магаданской области

Оригинал статьи опубликован в журнале “Мир коренных народов – Живая Арктика” №1, 1999:

Другие выпуски журнала “Мир коренных народов. Живая Арктика”:


Магадан, Магаданская область, нефть, Охотское море, побережье, шельф, рыболовство, оленеводство, Тахтоямск, Ольский район, стажер, Информационный центр, Концепция освоения шельфа, ко-менеджмент, соуправление, со-управление, co-management, стажировка, режим ко-менеджмента, Магаданский филиал ТИНРО, хозяйствующий субъект аборигенов

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s