2017.06 Заключение Ассоциации коренных малочисленных народов Камчатского края о проекте федерального закона «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации” 

«12» июня 2017 год 

На сайт: http://regulation.gov.ru/projects – npa=66793 

Председателю Правительства РФ 
Медведеву Д.А.

Руководителю Федерального агентства 
по делам национальностей Баринову И.В.

Председателю Государственной Думы 
Федерального Собрания Российской Федерации 
Володину В.В.

Председателю Совета Федерации 
Федерального Собрания Российской Федерации
Матвиенко В.И. 

Депутату Государственной Думы РФ, 
Президенту Ассоциации КМНСС ДВ РФ Ледкову Г.П. 

Заключение

Ассоциации коренных малочисленных народов Камчатского края о проекте федерального закона

«О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации” 

Рассмотрев проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», а также отдельные законодательные акты Российской Федерации», размещенные на сайте http://regulation.gov.ru/projects#npa=66793, Ассоциация коренных малочисленных народов Севера Камчатского края отмечает, что, к сожалению, обсуждаемый законопроект не решает проблемы регулирования вопросов создания и функционирования данных территорий, не дает четкого и внятного пояснения о пакете документов на образование территорий, о порядке его подачи, о порядке рассмотрения и перечня причин отказа в образовании территории традиционного природопользования. Камчатка имеет печальную практику по созданию территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов Камчатского края по данному закону, и на сегодня не имеет ни одной территории традиционного природопользования.

Предлагаемый авторами законопроекта порядок подачи обращения, порядок рассмотрения обращений и принятия решений об образовании территорий традиционного природопользования предлагается урегулировать законами субъектов Российской Федерации. В связи с этим возникает вопрос — зачем предлагается дополнительное правовое регулирование региональными законами, если законопроектом предусматривается отказаться от деления территорий традиционного природопользования на территории федерального, регионального и местного значения. В пояснительной записке прямо указывается, что решения об образовании территорий традиционного природопользования, установление их границ и положений о территориях традиционного природопользования принимают высшие органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Следовательно, все перечисленные выше вопросы необходимо урегулировать настоящим законопроектом.

Так, определение традиционной хозяйственной деятельности предлагает коренным малочисленным народам осуществлять добычу и использование объектов животного мира только традиционными способами, которые местными чиновниками могут произвольно толковаться только как охотиться с помощью луков и стрел, а ловить рыбу только сетями из крапивы, а формулировка «в целях удовлетворения личных потребностей» вообще сужает широко используемое в законодательстве понятие «в целях удовлетворения личных нужд» до смысла «поймал и съел».

Считаем необходимым его исключить, так как Перечень видов традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов определен в Распоряжении Правительства РФ от 8 мая 2009 г. № 631-р «Об утверждении перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов РФ и перечня видов их традиционной хозяйственной деятельности».

Также считаем избыточным определение дефиниции «хозяйствующие субъекты», исчерпывающий перечень которых определен Гражданским кодексом Российской Федерации. Представляется нецелесообразным устанавливать дополнительные ограничения, применительно к определению «обычаи малочисленных народов». Разработчиками не представлено никаких пояснений по этому поводу.

Исключение территорий традиционного природопользования из состава земель «особо охраняемых территорий» противоречит концепции и целям действующего Федерального закона «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», а также нормам международного права и нормам федерального законодательства об установлении особого режима использования и охраны на территориях традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов и защите исконной среды обитания: ФЗ  “Об охране окружающей среды” (ст. 4); Земельном  кодексе  Российской Федерации (ст. 7 п. 3, 94, 97).

Исключение территорий традиционного природопользования из «особо охраняемых природных территорий» в результате принятия 406-ФЗ в декабре 2013 года уже привело к понижению статуса территорий традиционного природопользования и снижению степени правовой защиты коренных малочисленных народов. Однако, даже действующий на сегодняшний день статус территорий традиционного природопользования как «особо охраняемых территорий» природоохранного назначения позволяет в соответствии со статьей 97 Земельного кодекса Российской Федерации федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления устанавливать ограничения хозяйственной деятельности при соблюдении установленного режима охраны этих земель. В пределах земель природоохранного назначения вводится особый правовой режим использования земель, ограничивающий или запрещающий виды деятельности, которые несовместимы с основным назначением этих земель.

Эффективность существующего на данный момент статуса территорий проверена на практике на примере территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов регионального значения «Тхсаном» в Тигильском районе, Камчатского края.

Обсуждаемый законопроект предусматривает очередное снижение (если не полную ликвидацию) правовой защиты традиционного образа жизни и традиционного природопользования коренных малочисленных народов путем исключения территорий традиционного природопользования уже из «особо охраняемых территорий» и превращения их в некие «территории, образованные для ведения традиционного природопользования и традиционного образа жизни коренными малочисленными народами». При этом ни в законопроекте, ни в пояснительной записке не говорится о месте в законодательстве, которое будет отведено закону о территориях традиционного природопользования в случае принятия обсуждаемого законопроекта.

Если сегодня территории традиционного природопользования как особо охраняемые территории относятся к землям природоохранного назначения, статус которых регламентируется статьей 97 Земельного кодекса Российской Федерации, степень жесткости правового режима охраны и использования земельных участков которых может регулироваться региональными законами (для территорий традиционного природопользования регионального значения) и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления (для территорий традиционного природопользования местного значения), а также может предусматриваться функциональное зонирование в зависимости от целевого назначения частей (зон) территорий традиционного природопользования, то обсуждаемый законопроект превращает территории традиционного природопользования в территории непонятного статуса, на которых коренные малочисленные народы, их общины и лица, не относящиеся к коренным малочисленным народам, но постоянно проживающие в местах их традиционного проживания могут осуществлять традиционное природопользование по соглашениям, заключаемым с ними высшим органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации сроком не более чем на 49 лет.

При этом такие же соглашения с высшим органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации могут заключать хозяйствующие субъекты для осуществления на той же территории экономической и (или) иной хозяйственной деятельности, не связанной с традиционной хозяйственной деятельностью и традиционным природопользованием. Законопроект не предусматривает обязательной компенсации за нанесенный ущерб исконной среде обитания, традиционному образу жизни коренных малочисленных народов, возмещения убытков за ограничение традиционного природопользования. Упоминаемая в пояснительной записке перспектива привлечение внебюджетных средств и пополнение доходов бюджетов бюджетной системы дает основание полагать, что никаких компенсаций коренным малочисленным народам выплачивать не предусматривается. Такого рода платежи по версии разработчиков вероятно должны пополнять соответствующий бюджет бюджетной сферы и именно по тем самым соглашениям об осуществлении деятельности, заключаемым высшим органов власти субъекта Российской Федерации с хозяйствующими субъектами.

Данное проектируемое предложение противоречит действующей редакции пункта 1 Указа Президента Российской Федерации от 22.04.1992 года № 397 «О неотложных мерах по защите мест проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера» об определении в местах проживания и хозяйственной деятельности    малочисленных народов Севера территории традиционного природопользования, которые являются неотъемлемым достоянием этих народов без их согласия не подлежат отчуждению под промышленное или иное освоение, не связанное с традиционным хозяйствованием.

В проекте закона отсутствуют конкретные меры по защите исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных народов Севера. Правовой режим территорий традиционного природопользования в законопроекте заменяется неопределенными в законодательстве «условиями использования» территорий традиционного природопользования, при этом не прописаны запрещенные и разрешаемые виды деятельности, отсутствуют механизмы обеспечения режима охраны традиционного природопользования и санкции за его нарушение, что, безусловно, снижает статус правовой защиты коренных малочисленных народов. Нет в проекте самого ключевого положения о том, что должна запрещаться или ограничиваться намечаемая, или осуществляемая хозяйственная и иная деятельность, способная оказать прямое или косвенное негативное воздействие на исконную среду обитания и традиционные образ жизни, природопользование, хозяйственную деятельность коренных малочисленных народов.

Наоборот, основной целью рассматриваемого законопроекта является защита прав «хозяйствующих субъектов» (иначе говоря недропользователей), для которых снимаются всякие барьеры на пути к разработке недр и открываются границы территорий традиционного природопользования. 

Открывая территории традиционного природопользования перед «хозяйствующими субъектами» авторы законопроекта не планируют внесение соответствующих корреляционных изменений в Закон «О недрах». Внесение изменений в Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции» не решает проблемы особенностей недропользования в границах территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов, так как разработка месторождений полезных ископаемых в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока на условиях соглашений о разделе продукции можно пересчитать на пальцах, в то время как основная разработка недр на землях коренных народов осуществляется в соответствии с Законом «О недрах», в котором закреплены все права у недропользователя, а у коренного и местного населения — одни интересы, а территории традиционного природопользования не упоминаются вообще.

На сегодняшний день в Камчатском крае идет активное развитие нефтегазовой промышленности, осуществляется добыча полезных ископаемых, на аукционах и конкурсах распределяются охотничьи, рыбопромысловые участки между некоренными пользователями. В связи с этим считаем необходимым внести соответствующие изменения в законы об охоте, о рыболовстве, о недрах в части внеконкурсного распределения рыбопромысловых участков и охотничьих угодий в границах образуемых территорий традиционного природопользования. В законе необходимо четко прописать вопросы регулирования отношений с данными пользователями природных ресурсов, предусмотрев проведение этнологической экспертизы намечаемой хозяйственной деятельности и оценку ущерба исконной среде обитания коренных малочисленных народов Камчатского края. И если в пункте 9 проектируемой статьи 5 законопроекта предусматривается согласование решения об образовании территории традиционного природопользования на землях лесного фонда с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в сфере лесных отношений, то было бы правильно, если соответствующее полномочие указанного уполномоченного федерального органа исполнительной власти в сфере лесных отношений по согласованию решений органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации  об образовании территорий традиционного природопользования на землях лесного фонда было включено в одну из статей Лесного кодекса Российской Федерации. Иначе может получиться, что право одного органа не будет подкреплено полномочием другого, ответственного за решение этого вопроса органа государственной власти.

Законопроектом не учитывается сложившаяся региональная практика образования и функционирования территорий традиционного природопользования регионального и местного значения, так как не предусматриваются переходные положения. Ничего не предлагается в регулировании правового положения территорий традиционного природопользования местного значения. Полностью игнорируются права и интересы органов местного самоуправления, существенно сужаются права коренных малочисленных народов, из перечня лиц, обладающих правом подачи обращений об образовании территорий традиционного природопользования, исключаются уполномоченные представители, но безосновательно наделяются таким правом лица, не относящиеся к коренным малочисленным народам, постоянно проживающим в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности.

Представляется целесообразным отказаться от дальнейшей работы над проектом федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», а также отдельные законодательные акты Российской Федерации» в представленной редакции и вернуться к одноименному законопроекту, разработанному Рабочей группой Совета Федерации в 2015 году.

В материалах законопроекта отсутствует информация о том, Федеральное агентство по делам национальностей разработало проект федерального закона во исполнение Перечня поручений Президента Российской Федерации от 08.07.2015 г. № К 503. Согласно подпункту а) пункта 1 указанного Перечня поручений Президента Российской Федерации разработку законодательных и иных нормативных актов, направленных на совершенствование порядка образования, охраны, использования и упразднения территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации Правительству Российской Федерации предписывалось «во взаимодействии с Общероссийской общественной организацией «Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации».

Ассоциация коренных малочисленных народов Камчатского края не располагает информацией о вовлеченности общероссийской Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации в процесс разработки обсуждаемого законопроекта.

В случае участия экспертов Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации в работе над внесенным законопроектом этот вопрос обязательно был бы доведен до сведения всех членов Координационного Совета, а проект федерального закона направлен для обсуждения в региональные ассоциации, включая Ассоциацию коренных малочисленных народов Камчатского края.

Разработка указанного законопроекта без участия коренных малочисленных народов противоречит положениям ряда статей Декларации ООН о правах коренных народов:

Статья 26

  1. Коренные народы имеют право на земли, территории и ресурсы, которыми они традиционно владели, которые они традиционно занимали или иным образом использовали или приобретали.
  2. Коренные народы имеют право иметь в собственности, использовать, осваивать или контролировать земли, территории и ресурсы, которыми они обладают в силу традиционного владения или другого традиционного занятия или использования, а также те, которые они приобрели иным образом.
  3. Государства обеспечивают юридическое признание и защиту таких земель, территорий и ресурсов. Такое признание осуществляется с должным уважением к обычаям, традициям и системам землевладения соответствующих коренных народов.

Статья 27

Государства с должным признанием законов, традиций, обычаев и систем землевладения коренных народов устанавливают и осуществляют совместно с соответствующими коренными народами справедливый, независимый, беспристрастный, открытый и транспарентный процесс признания и юридического подтверждения прав коренных народов в отношении их земель, территорий и ресурсов, включая те, которыми они традиционно владели или которые они иным образом занимали или использовали. Коренные народы имеют право участвовать в этом процессе.

Статья 38

Государства в консультации и в сотрудничестве с коренными народами принимают действенные меры, в том числе законодательные меры, для достижения целей настоящей Декларации.

С учетом вышеизложенного считаем, что представленный проект Федерального закона “О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации” не может быть поддержан, так как он противоречит концепции действующего федерального закона, не решает ни одной из заявленных целей, разработан в нарушение положений Декларации ООН о правах коренных народов и без участия Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, об обязательном взаимодействии с которой при разработке указанного законопроекта говорится в подпункте а) пункта 1 перечня поручений Президента Российской Федерации от 08.07.2015 г. № К 503.

И.о. Президента Ассоциации КМНС Камчатского края, А.В. Баева

Другие материалы по Закону о ТТП:


земельные отношения, Закон о ТТП, Территории традиционного природопользования, территориях, анализ, АКМНСС и ДВ РФ, Райпон, Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ, Камчатская Ассоциация, Камчатка, Земельный кодекс, Кодекс 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s