2010.04 Мурашко О.А. Территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера в системе охраняемых природных территорий в России

Мурашко Ольга Ануфриевна — Этнолог, научный сотрудник НИИ и Музея антропологии МГУ, эксперт Центра содействия коренным малочисленным народам Севера (Москва), член Международной рабочей группы по делам коренных народов IWGIA.


Впервые словосочетание «территории традиционного природопользования» (далее—ТТП) в нормативных актах Российской Федерации упоминается в Указе Президента Российской Федерации от 22 апреля 1992 года «О неотложных мерах по защите мест проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера»: «Определить в местах проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера территории традиционного природопользования, которые являются неотъемлемым достоянием этих народов и без их согласия не подлежат отчуждению под промышленное освоение, не связанное с традиционным хозяйствованием; определить границы территорий для традиционных видов хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера с целью обеспечения неистощительного природопользования».

Первое определение традиционного природопользования в федеральном законодательстве дано в Федеральном законе «Об основах государственного регулирования социально-экономического развития Севера Российской Федерации» (1996 г.): «Традиционное природопользование – исторически сложившиеся способы освоения окружающей природной среды на основе долговременного, экологически сбалансированного пользования, главным образом, возобновляемыми природными ресурсами без подрыва способности к устойчивому воспроизводству и снижения разнообразия природных ресурсов».

Вышеприведенные нормы указывали на то, что ТТП рассматривались одновременно как основа жизнеобеспечения коренных малочисленных народов и как территории с особым режимом использования и охраны природных ресурсов, направленным на сохранение биоразнообразия.

Этот подход позволил разработчикам Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» включить в разделы, определяющие режим ООПТ, возможность использования определенных частей ООПТ, организуемых в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, для традиционной хозяйственной деятельности. Этот подход к ТТП получил дальнейшее развитие в федеральном законодательстве с принятием Федерального закона «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», в статье 4 которого прямо указано, что одной из целей образования ТТП является «сохранение на территориях традиционного природопользования биологического разнообразия».

В главе XVII Земельного кодекса «Земли особо охраняемых территорий и их объектов» территории традиционного природопользования были включены в статью 95 «Земли особо охраняемых природных территорий»: в пункте 1 территории традиционного природопользования были включены в перечень земель особо охраняемых природных территорий, вследствие чего на них распространялся перечень запрещенных видов деятельности, приведенный в пункте 7 этой же статьи. Перечисленных норм было бы достаточно для дальнейшего развития законодательства об охране и развитии ТТП как особо охраняемых территорий, а также легитимации роли коренных малочисленных народов Российской Федерации в охране природы.

К сожалению, эти законы были приняты только в 2001 году, то есть через девять лет после вышеназванного указа Президента, в котором срок принятия федерального закона о территориях традиционного природопользования определялся концом 1992 года.

За это время некоторые субъекты Российской Федерации, опираясь на указ Президента от 22 апреля 1992 года, а также на методическую разработку Минсельхоза России об образовании семейно-родовых общин, семейно-родовых угодий и крестьянско-фермерских хозяйств, приняли в отношении порядка образования ТТП собственные законодательные акты.

К сожалению, в региональных законодательных актах о территориях традиционного природопользования природоохранной составляющей при определении статуса ТТП уделялось мало внимания. Выделяемые коренным народам земли рассматривались прежде всего как земли для ведения традиционной хозяйственной деятельности, соответственно в этих актах зачастую не было норм, направленных на охрану биологического разнообразия данных территорий с участием самих коренных народов, или эти нормы были недостаточны. Такой подход очень скоро дал неблагоприятные результаты. Многие так называемые родовые угодья или их части различными способами ушли под промышленное освоение ресурсов недр.

Так или иначе, опыт последнего десятилетия показал, что, к сожалению, природоохранный компонент образования и развития территорий традиционного природопользования на региональном уровне недооценивается, и нужна государственная стратегия как в образовании территорий традиционного природопользования, так и в использовании и охране природных ресурсов этих территорий.

В международных актах за коренными народами признается право на сохранение традиционного образа жизни, культуры, религии, право на владение и пользование землями, на которых они проживают, одновременно с правом на полноценное участие в жизни своей страны.

Сейчас на земле, по оценке ООН и Международной рабочей группы по делам коренных народов, проживают около 220 миллионов человек, принадлежащих к коренным народам. Они занимают около 20 % всей поверхности суши. Это наиболее девственные ее участки, не разрушенные индустриальной цивилизацией и поэтому имеющие наиболее высокую природную ценность. В связи с чем, с одной стороны, территории традиционного проживания и природопользования коренных народов часто совпадают или пересекаются с существующими и организуемыми особо охраняемыми территориями, с другой стороны, в России эти территории часто совпадают с зонами разрабатываемых и разведанных ресурсов недр.

В 1992 году на Всемирной конференции по охране окружающей среды в Рио-де-Жанейро обсуждалась и была принята «Повестка дня—XXI век». Глава 26 целиком посвящена «укреплению роли коренного населения в решении проблем окружающей среды». В ней подчеркивалось: «Многие поколения коренного населения сформировали целостное, основанное на обычаях, представление о своей земле. Правительствам и международным организациям следует признать ценности, традиционные знания и методы рационального использования ресурсов, которыми пользуется коренное население при взаимодействии с окружающей средой, и применять эти знания в других развивающихся районах». Новое отношение к культуре коренных народов нашло отражение и в Международной Конвенции по биологическому разнообразию, где специальная статья 8 посвящена обязанностям договаривающихся сторон в области сохранения и поддержания традиционных знаний и практик коренных народов, имеющих значение для сохранения биологического разнообразия.

Те же принципы заложены и в Декларации по окружающей среде и развитию, принятой в 1992 году в Рио-де-Жанейро, и в Севильской стратегии сохранения биологического разнообразия на особо охраняемых природных территориях. Они широко используются во всем мире, особенно в западном полушарии, где в природных парках, этноэкологических рефугиумах на территориях традиционного расселения коренных народов совмещаются задачи их развития и охраны и использования природных ресурсов в научных, рекреационных и других целях.

В то же время в законодательстве Российской Федерации роль коренных народов в охране природы пока не нашла достаточного отражения. Недостаточно понимается роль коренных народов также исполнительными государственными органами власти и природоохранными службами.

В связи с этим необходим комплекс мер по совершенствованию законодательства Российской Федерации, подготовке государственной программы по образованию территорий традиционного природопользования и привлечению коренных малочисленных народов к участию в практическом решении вопросов охраны природы и устойчивого развития. Прежде всего следует дополнить Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» нормами, которые в соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации включат территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов в перечень особо охраняемых природных территорий, определят порядок образования таких территорий, их природоохранный статус.

В соответствии со статьей 95 Земельного кодекса Российской Федерации предлагается рассматривать планируемые территории традиционного природопользования как резервируемые земли, которые объявляются землями традиционного природопользования с целью расширения сети особо охраняемых территорий. В этот федеральный закон необходимо также внести изменения и дополнения, которые должны создать условия для изучения, сохранения и распространения традиционного опыта и знаний коренных народов в области охраны природы и привлечения представителей коренных малочисленных народов к непосредственной работе на особо охраняемых территориях, в том числе и на территориях традиционного природопользования, существующих или создающихся в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов.

В Федеральный закон «Об экологической экспертизе» следует внести дополнения, связанные с необходимостью проведения этнологической экспертизы в местах проживания коренных малочисленных народов, которую нужно рассматривать как установление соответствия намечаемой хозяйственной и иной деятельности конституционным требованиям защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей, а также как определение допустимости реализации объекта этнологической экспертизы в целях предупреждения возможных неблагоприятных воздействий этой деятельности на исконную среду обитания, традиционный образ жизни малочисленных этнических общностей и связанных с ними социальных, экономических и иных последствий реализации объекта этнологической экспертизы.

В «Положение об оценке воздействия намечаемой хозяйственной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации» необходимо внести дополнения или разработать специальное положение об оценке воздействия намечаемой хозяйственной деятельности на исконную среду обитания и традиционный образ жизни коренных малочисленных народов.

Следует также разработать систему государственных мер, исключающих или существенно ограничивающих использование земельных участков на территориях традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности для изыскательских работ или их изъятие для государственных или муниципальных нужд. При нецелевом использовании земель территорий традиционного природопользования необходима система государственных мер, направленных на получение достаточной компенсации и целевого ее использования при посредстве организации специальных фондов развития для будущих поколений коренных малочисленных народов, разработка специальных программ для коренных малочисленных народов этих территорий традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности по обеспечению их альтернативными источниками существования, в том числе и при изъятии части территорий и традиционных природных ресурсов в случаях организации особо охраняемых природных территорий, на которых невозможна или ограничена хозяйственная деятельность, привлечение коренных народов к охране природы в качестве альтернативного источника их жизнеобеспечения.

В области разработки государственной программы по привлечению коренных малочисленных народов к участию в практическом решении вопросов охраны природы и устойчивого развития следует предусмотреть:

  • обучение представителей коренных малочисленных народов профессиям,
    связанным с охраной природы;
  • развитие системы стажировок и сертификации представителей коренных
    малочисленных народов в качестве инспекторов по охране природы;
  • обеспечение квоты рабочих мест в учреждениях, связанных с охраной природы и расположенных в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности, для представителей коренных народов;
  • развитие этноэкологического туризма на особо охраняемых территориях в местах проживания коренного населения с обязательным привлечением представителей коренных народов.

Разработка и реализация подобной стратегии потребует не только совершенствования нормативной базы, но и создания специального органа исполнительной власти. Эти меры будут способствовать охране природы, развитию сети особо охраняемых территорий, созданию рабочих мест для коренных народов в видах занятости, которые мобилизуют их традиционные знания и навыки в области охраны природы и не противоречат их образу жизни.

Следует отметить, что обзор обращений общин коренных малочисленных народов об образовании ТТП свидетельствует о понимании ими задач сохранения биологического разнообразия и готовности к сотрудничеству в области охраны природы на территориях своего традиционного проживания и хозяйственной деятельности.


земля, земельные отношения, Закон о ТТП, Территории традиционного природопользования, территориях, анализ, АКМНСС и ДВ РФ, Райпон, Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ, Земельный кодекс, Кодекс, ООПТ, особо охраняемые природные территории, Мурашко-О.А., Мурашко О.А.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.