2017.06 / Отказались “Родину” продать

Текст: Юлия Потапова (Кемерово)
 
Российская газета – Экономика Сибири №123 (7289)
 
08.06.2017 15:40  /
Жители кузбасских поселков выступают против изъятия пахотных земель под угледобычу.
В Кузбассе жители шести населенных пунктов Беловского района протестуют против строительства в этих местах очередного угольного разреза. Собственники земель бывшего совхоза “Родина” наотрез отказываются продавать свои сельхозпаи недропользователю, который получил лицензию по упрощенной схеме.
Сегодня кузбасские недропользователи стремятся добывать уголь рядом с населенными пунктами, где есть инфраструктура. Фото: Анатолий Белоногов/РГ
Сегодня кузбасские недропользователи стремятся добывать уголь рядом с населенными пунктами, где есть инфраструктура.
Известие о том, что четыре участка земель сельхозназначения в окрестностях села Менчереп, деревень Хахалино, Коротково, поселков Камешек, Задубровский и Дунай-Ключ изымаются для государственных, муниципальных нужд в связи с осуществлением недропользования, грянуло как гром среди ясного неба. Кто-то из местных жителей увидел в газете “Сельские зори” объявление со ссылкой на соответствующие приказы Сибнедр. При этом не только мнения жителей не спросили, но и администрацию Менчерепского поселения в известность не поставили. А между тем и администрация, и подавляющее большинство жителей категорически против строительства разреза на землях, которые испокон веков кормили здешнее население. Это в последние годы посевные площади сильно сократились.
“У нас и так экологическая ситуация сложная: рядом Беловская ГРЭС с ее золоотвалами, а в двадцати-тридцати километрах – восемь угольных разрезов, и теперь район с высоты птичьего полета похож на лунный пейзаж, – говорят активисты совета ветеранов сельского поселения. – Четыре года назад мы пережили серьезное землетрясение, которое нанесло большой ущерб и, по некоторым оценкам, было техногенным, то есть спровоцировано промышленными взрывами. Так зачем же увеличивать потенциальную сейсмоугрозу? Кроме того, взрывные работы высвободят грунтовые воды, которые будут сбрасываться в Беловское водохранилище, расположенное всего в километре от планируемого разреза. Там – пляж, детские спортивно-оздоровительные лагеря, базы отдыха… Плюс ко всему предполагается закрыть дорогу областного значения, связывающую наши села с райцентром. А объездной путь гораздо длиннее”.
Жители разместили коллективную петицию в интернете, обратились с жалобами в прокуратуру, районную и областную администрации, Росреестр, Сибнедра и Росприроднадзор, а также лично к губернатору области, президенту России и его полномочному представителю в СФО. Во всех полученных ответах, по словам активистов, говорится, что земельное законодательство ничуть не нарушено, и только управление Росприроднадзора сообщило, что информации о планах по строительству разреза не имеет.
“По нашим сведениям, у организации, которая собирается его строить, еще даже нет технического проекта, однако это не помешало ей получить добро на изъятие земельных участков сельхозназначения для государственных нужд”, – возмущаются жители.
Право самостоятельно принимать решения об изъятии, “если такие земли необходимы для ведения работ, связанных с пользованием недрами”, Роснедра получили в начале 2016 года, в соответствии с постановлением правительства РФ № 210.
– Как только нам эти полномочия передали, хлынул мощный поток обращений от желающих получить участки, он по сей день не иссяк, – говорит замначальника департамента по недропользованию по СФО – начальник отдела геологии и лицензирования по Кемеровской области Асламбек Гермаханов. – Что по новому закону должен представить недропользователь? Лицензию, ходатайство, схему, сведения по ЕГРЮЛ и паспортные данные руководителя. Все. Издав приказ об изъятии, мы рассылаем его правообладателям, направляем в Росреестр, недропользователю, публикуем в муниципальных СМИ и обнародуем через стенды. Получив приказ, недропользователь изготавливает кадастровый паспорт, Росреестр фиксирует вновь образуемый или изымаемый участок и заказывает его оценку в независимых экспертных организациях. Недропользователь, заключив соглашение с Роснедрами и правообладателем, предлагает последнему установленную цену. Споры по этому поводу решаются в суде. Что касается земельных паев 167 жителей Беловского района, то мы всю процедуру исполнили в соответствии с законом. Конечно, пытаемся максимально учитывать и интересы частного лица, владеющего земельным участком, и интересы сельхозпроизводителя. Но, к сожалению, информацией о том, какое участок имеет значение для конкретных правообладателей, мы не владеем. И стоимость земли – не наша компетенция. Вопрос использования земель в связи с добычей полезных ископаемых законодательством о недрах не регулируется.
По словам зампредседателя комиссии Общественной палаты Кемеровской области Юрия Манакова, как правило, цена на участки в итоге оказывается значительно ниже рыночной, что вызывает протесты сельских жителей, для которых эта земля – и жизненная среда, и источник доходов. Шутка ли: формировавшиеся годами земельные отношения рушатся, под угрозой оказывается бизнес сельхозпроизводителей, благополучие семей, меняется весь уклад жизни, в конце концов, люди попросту лишаются чувства Родины.
– Дело в том, что недра России – государственные, а земля – частная, и здесь всегда было противоречие: государство предоставляло недропользователям лицензию на освоение участков недр, а проблемы с людьми, которые живут на поверхности, оставляло решать угольщикам, которые, применяя весь арсенал средств, так или иначе переламывали ситуацию в свою пользу, – отмечает Манаков. – Теперь государство фактически построило схему, при которой недра продаются вместе с поверхностью земли. То есть государство получает налоги, а бизнесмены, для которых облегчена схема доступа к недрам, – прибыль. Интересы же местных жителей не учитываются. Проигрывают именно собственники участков, имеющие конституционное право на благоприятную окружающую среду.
Больше всего жителей Менчерепа интересует, почему уголь, который залегает в Кузбассе практически повсюду, стремятся добывать не на гектарах брошенных земель вдали от населенных пунктов, а рядом с ними. Хотя ответ напрашивается сам собой: недропользователю проще работать там, где уже есть инфраструктура – дороги, ЛЭП, коммуникации, чем создавать все с нуля. И заявительный принцип выделения лицензий им на руку. Да, выданные лицензии должны быть утверждены в плане территориального развития муниципального образования, но на практике это условие выполняется далеко не всегда, даже несмотря на жесткую позицию муниципалитета.
В данном конкретном случае, как утверждает первый замглавы Беловского района Андрей Заварыкин, именно так и было. По его словам, в возможности размещения лицензионного участка в районе Менчерепа муниципалитет отказал предшественнику компании, которая сегодня собирается строить разрез. Но тем не менее участок разместили и лицензия была продана.
“Нас уверяют, что разработан план мероприятий по созданию благоприятных условий проживания, развитию жилых территорий, стабилизации социальной обстановки и снижению возможного негативного воздействия разреза на окружающую среду, – говорят жители. – Предполагается заключить соглашения о предоставления пайкового угля на отопительные нужды, очистке дорог от снега, оказанию адресной помощи. То же самое обещали, когда открывался разрез “Задубровский” вблизи поселка Дунай-Ключ, но как только у него сменился собственник, договоренность утратила силу. И теперь большегрузная техника ездит по улице, а люди задыхаются от пыли и паров ГСМ”.
Между тем представитель ООО “Стройпожсервис” Игорь Шалимов утверждает, что экологический ущерб сведется к минимуму: “При строительстве разреза будут выдержаны все санитарно-защитные зоны. Открытые горные работы предусматриваются на удалении одного километра от Беловского водохранилища. Вода, сбрасываемая в него, будет проходить три степени очистки”.
Оксана Калугина, старший прокурор управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Кемеровской области:
– К нам поступает очень много жалоб с угледобывающих территорий. Это Костенково, Березово, Рассвет, Мыски, Новокузнецкий, Прокопьевский районы. Получается, предоставляя участки недр вблизи населенных пунктов, уничтожаем поселки. Ответственность за это несут в том числе и муниципалитеты, которые, согласовывая и изменяя схемы территориального планирования (без чего земельный участок для госнужд не изымут никогда), должны учитывать интересы своего населения. Также мы сталкиваемся с многочисленными мошенниками, которые, злоупотребляя своим правом, оформляют лицензии на земельные участки (даже под отвалами), неизвестно как получив к этому доступ. И те нерыночные, прямо скажем, суммы, которые угольщики мошенникам выплачивают, включаются в тарифы, утверждаемые Региональной энергетической комиссией. То есть ложатся на плечи населения. Конечно, хотелось бы ликвидировать пробелы в законодательстве, чтобы можно было уйти от хаотичности выдачи лицензий. Что же касается Беловского района, то Генпрокуратура поручила провести проверку законности выдачи лицензии на освоение участка недр Менчерепской сельской территории. Предварительно установлено, что документ о согласии собственника на предоставление этого земельного участка подложный. По результатам проверки, если будут основания, возможно, инициируем процедуру изъятия лицензии.

Search words: Махмудов И.К., Телеуты, Разрез “Бачатский”, ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» / Кузбасс, Кемерово, Кемеровская область, уголь, добыча угля, угледобыча, Беловский район, Менчереп, Менечерпская сельская территория, Менчерепский сельский совет, Роснедра, полномочия, Агентство по недпропользованию, изъятие земельных участков

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s