2014.03 / Лжеаборигены из лжеобщин берут за горло?

Игорь Кравчук. Статья опубликована на сайте газеты “Камчатское время” 28 марта 2014 г. / 

В елизовском доме культуры «Юность» прошел первый чрезвычайный съезд общин коренных малочисленных народностей Севера Камчатского края.

Поскольку в основе политической и общественной жизни лежит экономика, то и на съезде, в основном, речь шла об экономике, точнее, рыбе и праве на её вылов на всей территории Камчатского края – от севера до мыса Лопатка, а также в морской акватории любыми орудиями лова. Наши журналисты присутствовали на этом съезде.

Из представителей власти в самом начале был глава администрации Елизовского района Дмитрий Зайцев. Присутствовали глава Усть-Большерецкого района Игорь Бондарь, вошедший в клинч с краевым правительством, а также председатель Думы этого же района. По некоторым данным 14 апреля должен состояться краевой съезд КМНС. Стало понятно, что «чрезвычайный» съезд проводит своего рода оппозиция…

Итак, в самом начале съезда выступила депутат Заксобрания Татьяна Романова, возглавляющая краевую ассоциацию КМНС. Она приветствовала собравшихся, сказав несколько слов, и быстро покинула трибуну.

Председатель съезда Владимир Добрынин зачитал приветственную телеграмму от депутата Госдумы и президента АКМН Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ Григория Ледкова.

Уже в ходе «чрезвычайного» съезда мне удалось узнать, что, оказывается, местные аборигены условно расколоты на два лагеря. Одни – за В. Броневич, другие – против. Неформальным лидером противников является депутат Т. Романова. Меня спросил мой коллега из Оссоры: ты за кого – за Фроловну или Тадеевну? Я ответил, что за БРОНЕВИЧ, потому что у неё я вижу наличие ума, а кого она там «прикормила», да и правда ли это, не знаю.

НАЦИОНАЛЬНОЕ МЕНЬШИНСТВО ЛЬГОТНИКОВ

Аборигены назвали свой съезд общин первым чрезвычайным. Почему «чрезвычайным»? Обычно такое применяют, когда создаётся угроза войны, голода и т.п. Аборигены говорят, что им стало известно о неких «коварных» планах камчатского правительства, что в октябре 2013 года вице-губернатор А. Потиевский написал письмо в правительство РФ с просьбой изменить распоряжение правительства РФ от 8 мая 2009 г. № 631-р и предложил исключить из перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности КМН Севера, Сибири и Дальнего Востока 7 муниципальных образований Камчатского края:

  • Вилючинский городской округ;
  • Елизовский муниципальный район;
  • Мильковский муниципальный район;
  • Петропавловск-Камчатский городской округ;
  • Соболевский муниципальный район;
  • Усть-Камчатский муниципальный район;
  • Усть-Большерецкий район.

В обоснование своей позиции правительственные чиновники приводят довод о том, что в указанных районах численность КМНС незначительна, нет информации, что эта небольшая группа населения ведёт традиционный образ жизни и традиционное хозяйствование. Аборигены в корне не согласны с этим и приводят свои цифры о количестве проживающих в указанных районах малочисленных народностей. К примеру, в Петропавловске-Камчатском таковых числится 3217 человек, в Вилючинске – 300, а в Усть-Большерецком районе – 165. Многие из аборигенов объединены в 178 различных общин (родовых, семейных, территориально-соседских и др.). Этим общинам ежегодно выделяются квоты на рыбу для обеспечения традиционного образа жизни и поддержания традиционного хозяйствования.

На территории Елизовского района зарегистрированы 70 общин, 10 из которых на договорной основе имеют 14 рыбопромысловых участков, за тремя общинами закреплены 4 охотничье-промысловых участка и т.д. Аборигены заявили на съезде, что предложения местного правительства имеют ярко выраженные коррупционные и дискриминационные направленности.

«У вас заруба?»

Эта история началась с 2009 года с лёгкой руки тогдашнего губернатора А. Кузьмицкого. Именно по его предложению правительство РФ окрасило Камчатку как место традиционного проживания и регион традиционной хозяйственной деятельности КМНС.

С тех пор пошла заруба. Сначала делили лосося, потом дело дошло до крабов, хотя аборигены их отродясь не добывали. Сотни людей с лицами славянских трактористов и доярок вдруг вспомнили, что у них бабушка или прадедушка были, оказывается, коренными. Почему бы, имея несколько молекул аборигенской крови, русскому человеку вдруг не стать туземцем, чтобы попасть в категорию льготников, и урвать рыбки? Поскольку в нынешних паспортах граждан РФ отсутствует графа «национальность», то «новые аборигены» стали заваливать камчатские суды исками с просьбой признать себя коренными. В 99% случаев суд признаёт любого желающего ительменом, коряком, эвеном и т.п. Поэтому стали часто говорить про лжеаборигенов, лжеобщины, «асфальтовых» аборигенов и т.д. В том числе сами коренные, ведь они признают, что такая проблема есть, и она дискредитирует понятие КМНС. Я думал, что на чрезвычайном съезде об этой ситуации заговорят, но никто даже не заикнулся. Как я понял, потому, что среди делегатов было немало тех, кто прикрывается новой национальностью.

ЛЖЕТРАДИЦИОННЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ

На протяжении 20 с лишним лет я часто слышу на Камчатке: возрождение, традиционный образ жизни, традиционные методы хозяйствования и пр. Особый угар «возрождения» наблюдался в 90-е. Теперь часто возникают споры и ругань. Вплоть до того, что, к примеру, глава Соболевского района говорит местным тузецам: если вы чего-то там возрождаете, то идите в лес, живите в чумах, землянках и балаганах, ловите рыбу крапивными сетями. Тогда всё будет по традиции, как это описывали Крашенинников, Стеллер и прочие историки. Другие говорят, что коренные тоже развивались и заимствовали у пришлых людей новые орудия лова. Именно поэтому недавно арбитражный суд рассматривал иск общины «Кизвизвэч» с просьбой признать снюрревод (мутник) традиционным видом орудия лова аборигенов.

Наша справка
Традиционный образ жизни коренных малочисленных народов  Севера – способ существования, основанный на историческом опыте их предков в области природопользования, социальной организации, проживания, на самобытных культуре и обычаях, религиозных верованиях. Традиционное общество  – общество, которое регулируется  традицией. Сохранение традиций является в нём более высокой ценностью, чем развитие. Данная организация общества стремится сохранить в неизменном виде социокультурные устои жизни. Традиционное общество  –  аграрное общество.

Язык предков

На съезде в выступлениях делегатов промелькнуло, что они изучают свой родной язык. Позволю себе смелость заявить, что на прошедшем собрании никто из делегатов толком не знал языка предков. Ительменский язык умер. Корякский умрёт в недалеком будущем. У меня супруга-ительменка в 90-е ходила на языковые курсы и водила туда дочь, но что-то дома я не слышу ительменской речи… Процесс умирания языков малых народностей наблюдается по всей планете. Пусть лучше аборигены учат английский или китайский. Умирающие языки представляют интерес только для лингвистов. Если бы кто-то из делегатов чрезвычайного съезда пригласил к себе домой заезжих туристов, не раскрыв свою национальную принадлежность, уверен, что никто бы не понял, что в этой семье ведут традиционный образ жизни. Потому что уклад семьи аборигенов, живущей в краевом центре, ничем не отличается от уклада семьи титульной русской нации. Скажу больше: во многих национальных ансамблях танцуют в кухлянках русоволосые девушки и парни, похожие на узбеков.

ПО ВТОРОМУ КРУГУ

Если А. Потиевский или кто-то из правительства края подготовил предложения об исключении вышеуказанных районов полуострова из территории традиционного хозяйствования аборигенов, то ничего нового не придумано, ибо такую инициативу в 2010 году выдвинули депутаты Заксобрания. Народные избранники совершенно справедливо сочли, что Кузьмицкий породил конфликтную ситуацию, которая длится уже 5 лет.

Вообще-то чрезвычайный съезд аборигенов Камчатки уже был и примерно на эту же тему. Он прошел 3 июня 2010 года в краевой библиотеке. На нем присутствовал вице-президент АКМНС РФ Павел Суляндзига. Резкую позицию против лжеаборигенов заняли тогда депутаты Борис Невзоров и Роман Гранатов, коих пытались закидать шапками. Тогда депутаты Заксобрания приняли решение об исключении из перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов РФ, утверждённого Распоряжением правительства РФ от 8 мая 2009 г. №631-р, южных районов Камчатки (Усть-Большерецкий, Елизовский, Мильковский, Соболевский, Усть-Камчатский районы) и двух городских округов. Депутаты посчитали, что заезжий губернатор не посоветовался с ними и наломал дров.

Депутаты писали министру регионального развития РФ В. Басаргину: «… возникают серьёзные конфликты представителей коренных малочисленных народов при реализации ими преимущественного права на территории Камчатского края с законными пользователями природных ресурсов, от деятельности которых зависит состояние экономики края и пополнение доходной части бюджета».

Говоря о тяжёлых последствиях для экономики, депутаты тогда не ошиблись в прогнозах: на лососевые реки Камчатского края с 2009 года вышла лавина людей. Как представителей КМНС, так и представителей лжеКМНС, которых дифференцировать было попросту невозможно. Лосось реки Большой, бассейн которой является самым доступным для жителей южнокамчатских городов, был обречен на уничтожение. Нет сил и законодательных возможностей, чтобы остановить браконьерский беспредел, который происходит сегодня на этой реке под лозунгом «Мы все – камчадалы!» Индейцу, живущему в Чикаго, не придёт в голову претендовать на бесплатное получение рыбы, которую ловят его соплеменники на озере Кларка, или требовать от общественных представителей, чтобы они отловили и доставили ему рыбу. Если же он потеряет работу, то у него есть выбор между жизнью на пособие и трудностями жизни в индейской общине (резервации).

В 2010 году чрезвычайный съезд по сути был шантажом и выкручиванием рук властям: мы поднимем бучу, если вы решитесь отменить такое лакомое постановление. И отмена его приостановилась. Если этот бардак прекратит правительство губернатора В. Илюхина, то население его поддержит. Лжеаборигены перебесятся, ну проведут ещё пару чрезвычайно-шантажистских съездов.

Мы писали не раз, как в северных посёлках заезжие дельцы собирают у местных справки на право вылова рыбы для личного потребления и под легендой того, что они этим аборигенам хотят наловить рыбки (потому как они сами не могут), вырезали нерестилища, отправляя контейнеры с икрой в Петропавловск-Камчатский. Рыбу, естественно, выбрасывали…

УПАДОК

Выступившие на съезде говорили об озабоченности невысоким уровнем жизни туземного населения в глубинке. В целом упадок начался с развалом СССР, когда закрылись госпромхозы, совхозы и строительные предприятия. На смену им пришли новые частные хозяева, которые довели поголовье оленей до ничтожного, а рыбой вообще стали рулить чужаки. Оппозиционер Михаил Пучковский в своем выступлении сказал, что аборигенам надо брать дубину и выгонять с родных рек всяких заезжих… Один из выступавших сказал, что бывший «хозяин» Апуки Герман Пак, неплохо заработав в местах проживания коренных, сейчас успешно встречает старость в Южной Корее. Наверное, было бы справедливым вытурить с рек и рыбопромысловых участков со ставными неводами заезжих ребят – москвичей, приморцев, кавказцев. Им нет дела до развития камчатских сёл и самих аборигенов. В лучшем случае они оказывают небольшую социальную помощь, чтобы потом вовсю трубить и хвалить себя. Но как их выгнать, когда они получили участки по конкурсу, вложили деньги в предприятия?! Это можно сделать только в результате национализации (революции) или рейдерского (бандитского) захвата.

Доклады

Первый доклад на съезде зачитала Дарья Монина, которая поздравила 51-го делегата с важной победой государства – присоединением Крыма к России, за что получила в ответ жидкие хлопки, т.к. это поздравление было ни к селу, ни к городу. В своё время Россия присоединила многие территории различных аборигенов. Зачастую – огнём и мечом.

Д. Монина спрашивала делегатов о том, развиты ли экономически общины КМНС, получают ли они прибыль? Говорилось, что рыбопромысловые участки (РПУ) непродуктивны и не имеют перспективы развития для общин. Говорилось и о том, что разработан закон о видах предпринимательской деятельности для общин, но чем аборигенам торговать – сувенирами, песнями и танцами? Законы для КМНС создавались без согласования с ними, а всё, что теперь происходит, – результат несовершенства федерального и регионального законодательства. России необходимо ратифицировать международную конвенцию труда о коренных народах и народах, ведущих кочевой образ жизни.

Д. Монина заявила, что законодательные органы власти мешают аборигенам развиваться. Затронула тему того, что нет должного объединения и между общинами: они – сами по себе, ассоциация КМНС – сама по себе. С некоторых пор между краевым союзом общин и АКМНС подписано соглашение о сотрудничестве. Теперь будет один общий рычаг для решения проблем. «Это большое достижение, что мы наши общий язык с ассоциацией», – сказала Дарья Сиониевна.
В докладе поднимался вопрос о том, что за последние годы не было выработано ни одного закона для развития общин, что аборигенам негде взять первоначальный капитал, что в 2008 году были проведены неправомерные конкурсы по закреплению РПУ. Многие общины недовольны своими РПУ, но держатся за них, потому что, имея квоту, можно договориться с контролирующими «крышами» и взять наиболее продуктивные места.

Жаловались представители КМНС и на силовиков. Говорили, что курировать общины могут все: прокуратура, ФАР, участковый, учёные. Спрашивали, почему на речках силовики требуют документы о национальности. «Проверяющие живут на немалую зарплату, но к нам идут в надежде заработать на пару новых джипов», – говорила Д. Монина. «Нам ставят препоны. Чиновники не вникают в суть вопроса, им лишь бы примазаться к рыбалке. Все нормы, ущемляющие права аборигенов, должны быть отменены. Давайте обратимся к Путину», говорили выступающие. В общем, ситуация с камчатскими аборигенами заходит всё глубже и глубже в тупик. Гордиев узел придётся кому-то разрубить. Но в основе всего лежит стремление лжеаборигенов к лову рыбы под видом традиционной хозяйственной деятельности и «возрождения» чего-то непонятного.

P.S.
В стране приняты три специальных федеральных закона:

  • О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации (1999).
  • Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.
  • О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации (2001).

Желая искупить историческую вину за покорение туземцев, а также понимая, что аборигенам деться некуда, наше государство принимает законы, чтобы помочь людям. При этом многие вопросы всё ещё остаются неурегулированными, чем пытаются воспользоваться рвачи всех мастей, желающие попасть в категорию «коренных».

Оригинал статьи на сайте газеты “Камчатское Время”:


Search words: Ительмены, Камчадалы / южная Камчатка, южные районы Камчатки, Перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности, Кравчук, рыболовство, лжеобщины, лжеаборигены 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.