2017.04 / Елена Голомарева. Законодательное обеспечение прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ в области земельных отношений и допуска к возобновляемым природным ресурсам

Елена Голомарева, председатель постоянного комитета Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) по вопросам коренных малочисленных народов Севера и делам Арктики /

В Госдуме РФ 28 апреля состоялся круглый стол на тему: «Законодательное обеспечение прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ в области земельных отношений и допуска к возобновляемым природным ресурсам». Организаторами мероприятия выступили Комитет Государственной Думы по делам национальностей совместно с Комитетом по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока и Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ.

Мероприятие прошло под председательством первого заместителя Председателя Государственной Думы Ивана Мельникова. В обсуждении приняли участие более 200 представителей коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ, федеральных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных организаций, научного и экспертного сообщества.

Елена Голомарева, председатель постоянного комитета Государственного Собрания (Ил Тумэн) по вопросам коренных малочисленных народов Севера и делам Арктики, на этом круглом столе обратила внимание на коллизии в законах РФ, которые уже приняты и могут негативно повлиять на жизнь коренных малочисленных народов в ближайшем будущем.

Предлагаем текст ее выступления.

Москва, 28 апреля, Госдума РФ

Голомарева Е.Х.

Уважаемые коллеги, участники круглого стола,

Во-первых, разрешите выразить благодарность за предоставленную возможность высказать свое мнение.

В последнее  время изменение конструкции права по защите интересов коренных малочисленных народов Севера вызывает озабоченность не только у представителей профессионального сообщества, занимающегося защитой интересов коренных малочисленных народов Севера, органов местного самоуправления, но и самих представителей коренных этносов.

Так одним из инструментов, по защите интересов коренных  народов Севера является создание территорий традиционного природопользования. Между тем существующая неоднозначность формулировок федерального законодательства даже не позволяет однозначно определить границы таких территорий.

В соответствии с пунктом 5 статьи 97 Земельного кодекса Российской Федерации порядок природопользования на территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов устанавливается федеральными законами, их границы определяются Правительством Российской Федерации.

При этом, в соответствии со статьями 6,7,8 Федерального закона от 07.05.2001 N 49-ФЗ «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» различаются территории традиционного природопользования  коренных малочисленных народов федерального, регионального и местного значений образование, которых осуществляется решениями Правительства Российской Федерации, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления соответственно. Согласно статьи 9 указанного закона границы территорий традиционного природопользования различных видов утверждаются соответственно Правительством Российской Федерации, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления.

Предлагаем привести нормы статьи 97 Земельного кодекса Российской Федерации в соответствие с нормой специального закона  О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», как наиболее учитывающего интересы традиционного природопользования.

Далее хотелось бы остановиться на вопросах возмещения потерь традиционного природопользования.  К сожалению действующее законодательство ориентировано только на возмещение убытков и потерь только правообладателей  земельных участков. В законодательстве даже не рассматривается возможность возмещения потерь традиционного природопользования.  А в целом это вопросы потери не только традиционного уклада жизни, но и потеря в целом культуры малочисленных народов Севера.  А без культуры нет народа.

Предлагаю  пересмотреть нормы, регулирующие вопросы возмещения потерь, и ориентировать их не только на возмещение правообладателям, но органам местного самоуправления за потери территорий традиционного природопользования. (здесь можно привести как пример ситуацию в Оленекском улусе.).

Сложившаяся в стране практика переоформления прав родовых общин, оформивших права в большинстве своем в 90-ые годы не позволяет их переоформить в безвозмездное пользование. Многие родовые предпочитают умолчать об имеющихся правах на земельный участок дабы не попасть в налоговую либо арендную кабалу, так как льготы по земельному налогу установлены только в отношении  физических лиц, коими родовые общины не являются. А в лесном фонде льготы по арендной плате не предусмотрены.

Волнует тенденция развития законодательства в сторону оставления родовых общин без каких либо прав на землю, о чем свидетельствует подпункт  13 пункта 2 статьи 39.10 Земельного кодекса Российской Федерации предусматривающий, что земельные участки могут быть предоставлены в безвозмездное пользование лицам, относящимся к малочисленным народам, и их общинам только для размещения зданий, сооружений, необходимых для сохранения и развития традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов, на срок не более чем десять лет.

В иных случаях предусмотрено использование земель или земельных участков по решению исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления, уполномоченных на распоряжение соответствующими земельными участками, без предоставления прав на земельные участки.

Таким образом, постоянное закрепление земельных участков на безвозмездной основе за родовыми общинами законодательством не предусмотрено.

Сложившаяся ситуация привела к тому, что общины, первоначально создававшиеся как кочевые родовые общины, в целях оформления земельных участков, а также для получения бюджетных субсидий, дотаций и субвенций, направленных на поддержку традиционного хозяйствования, оленеводства, охотпромысла и рыболовства, преобразовываются в сельскохозяйственные производственные кооперативы  и другие организационно-правовые формы. Таким образом, сегодня в Якутии действуют общины нескольких типов: «сельскохозяйственные производственные кооперативы, сельскохозяйственный кооператив – община коренных малочисленных Севера», «кочевая некоммерческая организация – некоммерческая организация».

Кочевые родовые общины «переоформляются не от хорошей жизни». Сейчас тем, кто хочет оформлять родовые общины, дают разные советы, даже советуют оформляться как индивидуальные предприниматели.

В этой связи искажены и статистические данные. По сути, в статистике, в налоговых органах, в органах Росреестра содержится очень противоречивая информация по организационно-правовой форме родовых общин и по их количеству. Одна и та же кочевая родовая община может одновременно быть СХПК и некоммерческой организацией, в то же время может быть и просто родовой общиной. Поэтому данные о количестве родовых общин в разных органах разнятся.

На основании изложенного, считаем, что, во-первых, родовые общины должны быть оформлены как «родовые общины», чтобы на них действовали региональные и федеральные законы в сфере защиты прав коренных малочисленных народов Севера; во вторых, необходимо урегулирование закрепления земельных участков за родовыми общинами на праве безвозмездного пользования.

Дополнительно к выступлению Голомаревой Е.Х.

КОЛЛИЗИИ  ПО ПРАВАМ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ В ФЕДЕРАЛЬНЫХ ЗАКОНАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

1) Правовой режим земель, используемых коренными малочисленными народами определяется в первую очередь земельным законодательством.

Имущественные права КМН на земли определяются не только ЗК РФ, но и специальным законодательством в области защиты прав КМН. Так, в соответствии с ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов…» (статья 8) КМН имеют право безвозмездно пользоваться землями различных категорий. Данное положение не учитывается ЗК РФ, в соответствии с которым земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут быть предоставлены в безвозмездное пользование КМН только для размещения зданий, сооружений, необходимых в целях сохранения и развития традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов КМН, на срок не более чем 10 лет.

В настоящее время законодательство не дает ответа на вопрос о том, какие имущественные права на землю могут возникать у КМН и их объединений. Данное обстоятельство не согласуется с Конвенцией № 169 МОТ «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах», в соответствии с которым за коренными народами признаются права собственности и владения на земли, которые они традиционно занимают (ст. 14).

ЗК РФ не устанавливает возможность возникновения имущественных прав на землю коренными малочисленными народами.

Федеральный закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения установил, что Земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут общинам коренных малочисленных народов для осуществления сельскохозяйственного производства, сохранения и развития традиционного образа жизни, хозяйствования и промыслов коренных малочисленных народов, гражданам для сенокошения и выпаса скота в аренду в порядке, установленном Земельным кодексом Российской Федерации (статья 10). Кроме того, земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, занятые оленьими пастбищами в районах Крайнего Севера, отгонными пастбищами и находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут быть переданы гражданам и юридическим лицам только на праве аренды или на праве безвозмездного пользования на срок не менее чем пять лет.

Данное положение вступает в противоречие с Федеральным законом о гарантиях прав КМН, закрепившим право КМН безвозмездно пользоваться землями различных категорий для осуществления традиционного хозяйствования и занятия традиционными промыслами (статья 8), так как аренда по ГК РФ (статья 606) платная.

2) По поводу правового положения ТТП. Согласно Федеральному закона о гарантиях прав КМН правовой режим территорий традиционного природопользования устанавливается положениями о территориях традиционного природопользования, утвержденными соответственно уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления с участием лиц, относящихся к малочисленным народам, и общин малочисленных народов или их уполномоченных представителей (статья 11). Данное обстоятельство не согласовывается с ЗК РФ, закрепившим в статье 97 положение о том, что порядок природопользования на ТТП устанавливается федеральными законами, их границы определяются Правительством Российской Федерации.

3) В соответствии с Федеральным законом о гарантиях прав коренных КМН могут участвовать в осуществлении контроля за использованием земель и общераспространенных полезных ископаемых, находящихся в местах их традиционного проживания и хозяйственной деятельности, также имеют право на возмещение убытков, причиненных им в результате нанесения ущерба исконной среде обитания малочисленных народов хозяйственной деятельностью организаций всех форм собственности, а также физическими лицами. Однако, в законе не определен механизм компенсации за убытки (куда должны направляться, кто должен распоряжаться средствами, на что идут компенсации…). Таким образом отсутствует механизм реализации и контроля за его использованием.

ЗК РФ регулирует отношения по использованию и охране земель в Российской Федерации как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (земельные отношения).

© Ассоциация КМНС Республика Саха (Якутия)

Фото RAIPON

Оригинал статьи на сайте Ассоциации КМНС Республики Саха (Якутия):


Search words: Голомарева-Е.Х., Голомарева Е.Х. / Федеральный Закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения, территории традиционного природопользования, ТТП, гарантии прав, земельные отношения, земля, земельные права,  сельскохозяйственные производственные кооперативы, сельскохозяйственный производственный кооператив, Земельный кодекс, оленьи пастбища, аренда, безвозмездное пользование, земель, земли, земельные участки, земельный участок, коллизии, коллизия, родовые общины, родовая община, традиционная экономика, традиционное природопользование, Якутия, Саха, Республика Саха (Якутия), сельхозназначения, сельскохозяйственного назначения, границы, Земельный Кодекс, ЗК, ФЗ об обороте земель

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.