2017.05 / “В теме”: кто претендует на территорию вечной мерзлоты

Выступление политолога Олега Матвейчева в информационно-аналитической программе «В теме»

Олег Матвейчев – преподаватель факультета гуманитарных наук Национального исследовательского университета “Высшая школа экономики”, кандидат философских наук. Входит в первую тройку преподавателей ВШЭ по индексу цитируемости экспертов в СМИ. Автор более 100 научных публикаций и 12 монографий. Лучший преподаватель 2012 г. в Высшей школе экономики.

С 1996 Матвейчев работал в предвыборных кампаниях в качестве политолога и политического консультанта в более чем 70 регионах России. Помимо преподавания в ВШЭ, эксперт федеральных СМИ. Участник ток-шоу В. Соловьёва, П. Толстого, Р. Бабаяна и др. Ведущий общественно-политической программы «В теме» на ТВ-канале «Москва-24». С 2006 года являлся сотрудником Администрации Президента Российской Федерации (АП). Консультант, затем Советник Управления Президента Российской Федерации по внутренней политике. Сотрудник предвыборного штаба Д. Медведева (2008 г.) В 2010 г. заместитель губернатора Вологодской области по связям с федеральными органами власти. В 2011—2012 гг. заместитель губернатора Волгоградской области по информационной политике.  

«В теме» – информационно-аналитическая программа телеканала “Москва.24”, в которой известные политологи рассказывают о самых актуальных событиях и тенденциях в мире. Телеканал “Москва-24” – московский городской круглосуточный информационный телеканал. Создан по инициативе мэра города Москвы Сергея Собянина. Входит в объединённый холдинг московских СМИ «Москва Медиа». Решением Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию от 1 февраля 2017 года телеканал выбран обязательным общедоступным региональным телеканалом («21-я кнопка») г. Москвы. /

Здравствуйте. Я Олег Матвейчев и сегодня об Арктике.

Министр иностранных дел России Лавров прибыл на Аляску для участия в заседании Арктического Совета. Предварительно он уже сделал несколько заявлений. Встречи с Тиллерсоном и с Трампом показали, что по Арктике у США и России нет никаких особых противоречий и курс который был заявлен недавно на Архангельском Арктическом Форуме – “превратить Арктику в территорию сотрудничества”, будет выдерживаться и поддерживаться США. Почему нет этих противоречий? Действительно ли их нет? Что скрывается за, казалось бы, миролюбивой риторикой США? В этом, во всем, мы попробуем как раз сегодня разобраться.

Арктика мало кого интересовала в Средние века или 200, 300 лет назад, хотя именно российские купцы, прежде всего, и наши казаки, и новгородцы участвовали в освоении этих территорий и в прокладке первых маршрутов. Какую-то лепту внесли всевозможные купцы и мореплаватели из Англии, Швеции, Голландии, но первопроходцами, конечно, были россияне. Обострилась ситуация или, скажем так, стала более серьезной и важной для геополитических игроков уже в XIX, а особенно в начале XX века, когда в результате определенных климатических изменений, была некая теплая волна или теплый период времени в Арктике, когда льды открылись и можно было довольно беспрепятственно путешествовать. Сегодня ученые говорят о том, что в начале XXI века ожидается точно такое же потепление в Арктике. Арктика становится более доступной и для изучения, ну и для, естественно, природной эксплуатации.

Первое значение Арктики это конечно хозяйственное значение, экономическое значение. Запасы нефти, которые там находятся, оцениваются пока, приблизительно, в 90 миллиардов баррелей – это огромные запасы. Безусловно они интересуют всех и уже на шельфе, на Ямале, на северных территориях, Россия добывает достаточно большое количество нефти и газа, в общем-то, основное количество нефти и газа, которое мы продаем зарубеж и, конечно, мы бы хотели осваивать дальше и Арктическое побережье. Эта добыча дается нам, безусловно, нелегко.

Наверное все видели в социальных сетях ролики, которые распространяет оппозиция, где демонстрируют красивые дома в Дубае, в Арабских Эмиратах, в Норвегии и при этом демонстрируются наши убогие избушки в каких-то деревнях. И при этом говорится, что и они, и мы добываем нефть и мы живем, вроде бы плохо, а они там, у себя, в Дубае, живут хорошо. При этом конечно умалчивается о том, что себестоимость добычи нефти у нас на Севере – 25 долларов за баррель, а у них 2 доллара за баррель в Арабских Эмиратах и порядка 9 долларов за баррель в Норвегии.

Умалчивается и о том, что нам эту нефть нужно добывать за Полярным кругом, где вечная ночь, где большие экологические требования, где риск аварий от погоды, от ветров, от штормов и так далее, гораздо выше чем в тех же самых Эмиратах. Нам нужно потом транспортировать эту нефть или газ по трубам. Это тоже небезопасная история. А не перегружать сразу же, моментально, в какой-то нефтеналивной танкер как это [происходит] в Арабских Эмиратах. Нам нужно кормить не 10 или 5 миллионов населения, как в Норвегии или в Арабских Эмиратах, а 150 миллионов населения. Нам нужно охранять огромные границы и так далее. И, тем не менее, мы все равно разрабатываем эти месторождения и собираемся разрабатывать их дальше. И партнерами готовы здесь быть и китайские, и индийские, и американские, и голландские компании, которые активно собираются инвестировать в эти территории. Архангельский Арктический Форум последний говорил о том, что размер инвестиций может быть 500-600 миллиардов долларов в Арктику. Это экономическое, что называется, значение [Арктики].

Второе значение Арктики – транспортное. Северный морской путь, который был проложен в начале века и активно эксплуатировался в 30-е годы, особенно в годы 2-й Мировой Войны и, в связи с похолоданием в Арктике, стал меньше эксплуатироваться уже в период 80-х годов и совсем заглох в 90-е годы, когда Россия была вообще не в силах вести такую экономическую деятельность, как это делал Советский Союз.

Северный морской путь интересен тем, что это самый короткий путь из Европы в Азию. По сути дела – в два раза. Чтобы попасть в японские, китайские и другие тихоокеанские порты из Европы по Суэцкому каналу нужно сделать круг в два раза больший нежели мы бы шли Северным морским путем. Понятно, что это очень дешево, очень выгодно и разработка Северного морского пути, его превращение в более комфортный, более безопасный, и, во всех отношения, удобный для транспортников путь, это наша магистральная задача. Кроме этого в Арктике строится и Северный широтный путь, и многие другие транспортные инфраструктурные объекты.

Наконец есть третье значение Арктики – военное. Практически все военные базы, и наши, и наших, так называемых, геополитических партнеров, находятся в Арктике. Здесь находятся и наши баллистические ракеты, которые готовы нанести, в случае чего, удар по нашим геополитическим партнерам. Тут же находятся наши противо-ракеты и станции слежения, которые будут сбивать их, партнерские, так сказать, ракеты, которые захотят вдруг прилететь к нам.

Кроме этого здесь [было расположено] большое количество научных лабораторий, по которым первенство принадлежало Советскому Союзу и России. Мы первыми запускали дрейфующие полярные станции. Мы проводили огромное количество научных экспериментов. И в принципе в Советском Союзе был сделан огромный задел по освоению Арктики. Такой задел, которого до этого никто, наверное, не делал. Это было возможно, в том числе, и потому, что в свое время Канада, Дания в самовольном порядке объявили, что их территория до Северного полюса, клином, принадлежит их государствам. В ответ Советский Союз аналогичным образом, что до Северного Полюса клином территория от западной до восточной границы принадлежит Советскому Союзу. Конечно возникли территориальные споры по островам, по возможности хозяйствовать, ловить рыбу в северных морях. Эти вопросы очень долго не могли найти решения, но Советскому Союзу это позволило построить огромный ледокольный флот. Кстати говоря, сейчас у нас 40 ледоколов. Для сравнения у великой Америки их два. А атомных ледоколов вообще не имеет ни одна страна мира, тогда как у нас их шесть.

Это огромное первенство, с большим, что называется, отрывом, по сравнению с другими странами и государствами, и мы можем навязывать любую точку зрения в Арктике. И навязывали бы, если бы не одно «но». В 82 году западные страны без нас подписали арктическую конвенцию о том, как будут распределяться территории, и кто может контролировать шельф или вести какую-то хозяйственную деятельность в Арктике. Советский Союз эту конвенцию не подписал и действовал из своих правил, и никто не мог ему возразить, в связи с огромным, подавляющим преимуществом военным, техническим в Арктике у Советского Союза.

Но в 90-е годы, в частности в 97-м году, в результате очередного национального предательства мы присоединились к этой конвенции и в одну секунду утратили суверенитет над двумя миллионами квадратных километров территории Арктики, морской территории. Это сравнимо с нашей потерей Аляски. Это сравнимо с подарком, который был когда-то сделан Хрущевым Украине в виде Крыма и так далее. Но наше общество даже не заметило, что мы потеряли такой огромный кусок моря, возможности хозяйствования на нем, возможности добычи нефти, газа и так далее.

Это к вопросу о ностальгии некоторых наших оппозиционеров по 90-м годам. Сейчас мы видим сколько всевозможных, так называемых борцов с коррупцией говорит, что нужно свергнуть режим, перестать что-то там воровать и вернуться, условно говоря, в такую же ситуацию, в которой сейчас находится Украина и в которой мы были в 90-е годы. Вот в таких ситуациях можно было легко терять миллионами квадратных километров наши суверенные территории, которые естественно, по потерям по своим, по ущербу, который для нашей страны был нанесен, такими вот подписаниями, не сравним ни с какой коррупцией. Никакие коррупционеры даже близко не способны нанести такой ущерб стране, который наносили национал-предатели в 90-е годы.

Маленькая лазейка, которая оставалась у нас для того, чтобы все-таки продолжать хозяйствовать на этих землях, это пункт в конвенции о том, что если шельф считается продолжением континентального шельфа, то на него распространяется и 12-ти километровая зона [на которую распространяется] морской суверенитет, и двухсотмильная зона в которой можно вести хозяйственную деятельность [или] какую-либо другую.

И вот для этого в 2007 году понадобилась экспедиция под руководством Артура Чилингарова, героя России, который с помощью двух глубоководных аппаратов установил, что шельф хребта Ломоносова является не отдельным каким-то там образованием и не продолжением Гренландии, как это заявляла и заявляет до сих пор Дания, а продолжением нашего, сибирского континентального шельфа и мы, соответственно, имеем право на это.

Конечно это будет доказываться в каких-то международных судах, в случае если кто-то это будет оспаривать. Но, самое главное, у нас есть все силы и возможности для того, чтобы сейчас, по факту, считая себя правыми, вести эту хозяйственную деятельность, и никто нам, ни с военной, ни с хозяйственной точки зрения, возразить не сможет.

При этом бряцать оружием все-таки пытаются. Пытаются проводить военные учения, которые раз в год регулярно проводят и НАТОвцы, и отдельные, другие Арктические государства. Пытаются другими способами вставлять палки в колеса. Ну известны, например, истории с пресловутой организацией Greenpeace, которая пикетировала наши буровые платформы. Greenpeace, известная рейдерская, по сути дела, организация, которая рядится в одежду зеленых и которая выполняет, на самом деле, заказы транснациональных корпораций и под соусом экологической тематики, занимается неким шантажом. По сути дела, они не дают нам бурить нефть, газ для того, чтобы не мы получали прибыль от продажи этих ресурсов, от добычи этих ресурсов, а другие компании, в том числе те самые норвежские, арабские или американские. То есть под экологическим соусом пытаются надавить на конкурентов. В данном случае давили на нас. Устраивали блокады, ну и были, как мы помним, осуждены нашими судами. Но и это еще не все.

Отдельная история – это наши коренные малочисленные народы Севера, которые проживают как раз по всему арктическому побережью. На них идет огромное воздействие. Регистрируется большое количество некоммерческих организаций на территории России, либо на сопредельных неких территориях. Открываются средства массовой информации, открываются сайты, ресурсы в Интернете на соответствующих языках народов Севера. Там ведется националистическая пропаганда. Этим народам рассказывают, что они изначально там [в Арктике] жили, о том, что все ресурсы и нефть, и газ принадлежат им и что нужно бороться с российским империализмом и получать свою долю от нефти, газа, и вообще прогнать русских с этих земель, потому что они колониалисты и захватчики.

Напомню, что это рассказывают потомки тех, кто десятки миллионов индейцев отравил водкой, уничтожил, убил распространяя вшивые, тифозные одеяла среди этих индейцев и так далее. Сейчас именно те, кто устроили геноцид и полностью зачистили Северную Америку для себя, тогда как мы этого не сделали, тогда как у нас и при царе, и при Советском Союзе численность коренных малочисленных только возрастала, и мы давали им и культурные, и различные автономии, и так далее, мы теперь оказываемся захватчиками, мы теперь оказываемся страшными угнетателями.

Проводится буквально тот же самый эксперимент, который сто лет назад проводился сначала над Западной Украиной, а потом и над всей Украиной, когда Австро-Венгрия придумала новую нацию украинцы, новый язык, якобы украинский, который раньше не существовал, и даже во Львове, люди считали себя русскими и считали, что они говорят на русском языке, это было еще сто лет назад, вдруг они в одночасье все стали украинцами, а дальше, уже при Советской власти, шла украинизация. И никто не мог тогда поверить, что можно искусственно создать целую нацию и целый язык и что это как-то приживется. Но теперь мы видим, что люди за эту Украину, что называется, умирают, жертвуют собой и не ровен час, что через сто лет будут какие-нибудь такие люди, если мы будем также спустя рукава к этому относится. Появятся какие-нибудь поморы, со своим поморским языком, которые будут считать себя не русскими, а русских будут считать своими кровными врагами.

Отдельные ученые еще говорят и о том, что в Арктике стоят некие станции, в частности в Норвегии, которые могут использоваться как климатическое оружие. То есть они работают как такие большие микроволновки, создают импульсы определенные электромагнитные, которые на определенных частотах способны наносить серьезные помехи в атмосферу и портить навигацию и спутников, и кораблей, и ракет, и влиять каким-то образом даже на климат.

Одним словом, значение Арктики в этом смысле огромное и борьба ведется. А разговоры о том, что мы во всем согласны с Россией, как собственно сейчас было [на заседании Арктического Совета 11 мая 2017 г. в г. Фербенкс, Аляска], по большому счету [можно рассматривать], как принятие некоего факта, что действительно Россия сейчас в Арктике сильна и что рыпаться здесь абсолютно бесполезно.  И любая попытка спровоцировать Россию на какие-то силовые действия кончатся плачевно для той страны, даже для Америки в том числе, которая эта спровоцировала. Любая попытка навязать сейчас что-то России в Арктике, может привести к тому, что мы откажемся от договоренностей 97-го года и тогда мы захватим гораздо большие территории. Вернем себе суверенитет над полутора или двумя миллионами квадратных километров. А этот суверенитет, к неудовольствию наших противников, мы отстоять сможем. У нас для этого там, в Арктике, есть все силы и возможности, а вот у них никаких возможностей и сил, ни военных, ни транспортных, ни научных, нет. Они вынуждены в этом смысле считаться с нашей силой. Отсюда и такая миролюбивая риторика. Но это не означает, что они не готовятся к грядущим войнам за Арктику. Это не означает, что они спокойно спят и уже смирились с тем, что Арктика полностью наша. Вот те действия по работе с коренными малочисленными народами Севера, с экологами или с какими-то другими организациями по подрыву нашего суверенитета, эти действия планомерно ведутся.

На сегодня это все. Оставайтесь в теме.

Оригинал видео на сайте сетевого издания m24.ru:


Search words: Арктика, нефть, газ, Северный морской путь, США, инфраструктура, Украина, Greenpeace, Гринпис, Крым, добыча полезных ископаемых, национал-предатели, ФСБ, шельф, добыча на шельфе, Норвегия, Тиллерсон, Трамп, сделка, геополитика, права человека, климат, Арктический Совет, потепление, изменение климата, суверенитет, самоопределение, самоуправление, и.а. Регнум

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s